зимние олимпийские игры 2018 Пхёнчхан
школа корейского языка

Спорные острова Токто

| 31 октября 2012 | Комментариев нет

OneKorea.RU – Проблема территориальных споров в Восточной Азии, за последний год значительно приблизилась к точке закипания.

Наличие спорных островов во взаимоотношениях между Японией и Кореей, Японией и Китаем, Китаем и Вьетнамом, уже в этом году привело к морским боям, только с использованием водометов.

Вместо поиска путей выхода из кризиса, страны региона наращивают мощь своих флотов.


Златан Героев,
обозреватель

Об корейских островах Докто

С 29 октября 2012 года на географической карте Южной Кореи появилось более десятка новых названий. Данное решение было обнародовано информационной службой Министерства по земельным и морским делам в соответствии с решением Государственного комитета по географическим названиям Республики Корея. И относятся эти переименования к островам Докто.

Что это за острова?

Географические координаты островов Токто (на наших картах, в соответствии с решениями Международной географической организации именуются как скалы Лянкур) 131′ 52′ восточной долготы и 37′ 14′ северной широты. Это маленький архипелаг, состоящий из двух небольших островов и 33 мелких скал и рифов вокруг них, находящийся в пределах двухсотмильной морской исключительной экономической зоны Республики Корея. Общая территория островов составляет 187453 кв. м. Расстояние между двумя островами составляет 110 — 160 м, глубина пролива между ними 3 — 10 м. То, что Токто — именно архипелаг, весьма важно, так как если одинокая скала в море согласно международному морскому праву может считаться ничейной территорией, на более крупные географические образования это правило не распространяется.
Из-за малой общей территории этот архипелаг чаще всего называют “остров Докто”. Помня, что это все-таки не остров, а архипелаг, мы в дальнейшем для простоты изложения тоже будем говорить так.
Ближайшая к Токто суша, находящаяся на расстоянии 89 км от него, – остров Уллындо, и административно Токто входит в состав уезда Уллындо провинции Северная Кенсан.
Ближайшая японская территория — остров Окисима — отстоит от Токто на 160 км.

С 1956 г. на Токто размещается постоянный сторожевой пост морской полиции Республики Корея. Также там расположены маяк, вышка связи, дизельная станция, общежитие со столовой для полицейских и других служащих. Есть также жилое помещение для кратковременного отдыха рыбаков, а также постоянно проживающих там двух жителей, которые выбрали место своего проживания Докто и зарегистрированы по всем законам Южной Кореи.
Итак, что там появилось нового? Отныне малый остров, который раньше назывался Дондо (остров Восточный) обозначается как гора Усан (высота этой горы – 98,6 м.). Более крупный остров, называвшийся Содо (остров Западный) – гора Дэхан (Великая Корея, официальное название Республики Корея – Дэхан мингук – Великая республика ханцев (ханцы – самоназвание южнокорейцев. Высота этой горы – 168,5 м.). Скала, которую раньше обозначали заимствованным из иностранного языка как скала Донки стала называться Скала Хэне (хэне – ныряльщица за жемчугом, морскими губками и т.д.), скала, которая раньше называлась как Скала Тэнк, теперь обозначается как Скала Чжонча (Скала танк), бывшая гора Тангон теперь называется как Пик Тангон (таким образом теперь на островах три пика), кроме того, появились скалы «Морской капусты» и другие, всего 7 новых наименований скал. В общем новые названия коснулись 12 географических объектов.
К этому еще надо добавить, что за 4 дня до этого, 25 октября, страна отмечала День островов Докто, который является ежегодным памятным днем. Я что-то не помню, чтобы какие-то государства отмечали День каких-то своих островов.

Явление это необычное, потому что такое большое количество новых названий одновременно, в один день, на карте появляется редко. Обычно это бывает, когда появляется новое государство или новая власть, которая пришла в управлению государством в результате революционного или военного переворота и для обозначения своих намерений все переделать, начинает переименовывать названия городов, сел, улиц, напоминающих о старом режиме. В Южной Корее пока ничего из вышеперечисленного не произошло. С чем тогда связано такое решение ученых и властей страны?
Основной причиной является стремление еще раз подтвердить принадлежность островов Республике Корея. А разве принадлежность этих островов Южной Корее кем-то оспаривается?
Начнем с того, что официально на географических картах стран мира, как отмечалось выше, острова носят название скалы Лянкур. В принципе это не так важно, потому что, например, почти все страны мира называют родину немцев Германией, хотя немцы свою страну называют Дойчланд. Россию на географических картах пишут как Russia, мы называем родину Гамлета Данией, хотя весь мир, да и сами датчане свою страну зовут Денмарк, США мы больше называем не ЮЭсЭй, а Америкой или Штатами. Поэтому то, что в разных странах какие-то географические названия могут называться по-своему, нет ничего противозаконного или аморального или неуважения к стране или к народу. Вопрос другой, признается ли суверенитет государства над данным объектом или нет. Россия, Китай, КНДР, Монголия, страны Центральной Азии, Франция, Германия, Великобритания безусловно признают территориальную принадлежность этих островов Республике Корея. Объявила своей территорией эти острова Япония и даже более того, это включено в школьные учебники Японии, а в префектуре Симанэ каждый год проводится день за возвращение этих островов Японии. Правительство Японии в августе 2012 года заявило о том, что оно подаст в Международный суд ООН иск по возвращению островов Докто Японии. Позиция США, главного военно-политического союзника Японии и Кореи по этому вопросу такая – на картах США Докто изображается как территория Южной Кореи, но в реальной политике, что называется, ни вам, ни нам, мы никого не поддерживаем, вы сами как-нибудь разберитесь.
Естественно возникает вопрос, а с чего это Япония стала требовать возвращения островов Докто? Нам придется немного погрузиться в историю.

Япония, да и некоторые наши журналисты, называют Токто спорными территориями. Но факты не оставляют никакого сомнения относительно исторической и юридической принадлежности этого острова в прошлом Корее, а ныне – Республике Корея.

Как свидетельствуют “Исторические записи трех государств” — “Самгук саги” (1145 г.), остров Уллындо и остров Токто, на территории которых находилось одно из мелких корейских королевств под названием Усангук, вошли в состав государства Силла на тринадцатом году правления вана Чичжына (512 г.), и до самого конца XIX в. Токто называли Усандо.
В сборниках карт, изданных в Корее в ХУ-XIX вв., Усандо (Токто) всегда изображался рядом с островом Уллындо, причем они имели на этих картах одинаковые размеры. Это карты, включенные в “Истинные записи правления вана Седжона” (1432 г.), в “Обозрение земель Восточного государства”(1481 г.), в “Новое обозрение земель Восточного государства” (1531 г.) и карты 1808 г.
До последнего времени считалось, что первой в Западной Европе картой Кореи была карта, составленная в 1737 г. Ж. Б. Де Анвилем. На ней острова Уллындо и Токто обозначены как территория Кореи и для большей убедительности помещены почти у самых восточных берегов Кореи, причем Токто даже ближе к материковой части Кореи, чем Уллындо.
В 2005 г. профессор Пусанского университета иностранных языков Ким Мун Гиль обнаружил в хранилище географических карт Международного института японской культуры (подразделение Министерства культуры и науки Японии) составленную в 1691 г. знаменитым японским ученым – картографом и специалистом в области буддизма Ю. Исигава “Карту морей, гор и земель”. На этой карте северо-восточнее острова Окисима помещен объединяющий острова Уллындо и Токто сдвоенный остров, на котором написано “Хандан». Так японцы в те времена называли Корею.
Изданная в 1715 г. в Нидерландах географом Лерандом цветная “Карта японской империи” повторяет карту Исигава, в том числе и подтверждая принадлежность островов Уллындо и Токто Корее.

Во время Имчжинской войны 1592-1598 гг. (интервенции Японии в Корею) Уллындо и Токто стали объектами атаки, и дабы избежать поголовного истребления жителей островов, король Кореи издал распоряжение об эвакуации всех их жителей на материк.
Острова обезлюдели, и японцы удерживали их за собой почти целое столетие, разрешив секретными указами двум семьям японских рыбаков переехать на жительство, соответственно, в 1618 г. на Уллындо и в 1656 г. на Токто. Следует подчеркнуть, что факт выдачи специального разрешения на переезд на острова является свидетельством того, что эти острова не были японской территорией, ибо такие разрешения выдавались только при выезде за границу.
После окончания Имчжинской войны Корея настойчиво требовала возврата островов. В январе 1696 г. сегунат Токугава подтвердил принадлежность этих островов Корее и аннулировал разрешение японским рыбакам проживать и промышлять в этом районе.

Впервые в официальном документе властей Японии остров Токто упоминается в 1667 г., и в нем указано, что острова Уллындо и Токто принадлежат Корее, и северо-западной границей Японии является остров Окисима. В 1785 г. японский ученый Хаяси Сихей опубликовал карту трех соседних государств, окрасив в разные цвета территории каждого из государств. И на этой карте острова Уллындо и Токто не просто были окрашены в одинаковый с материковой частью Кореи желтый цвет, но было специально записано, что они являются территорией Кореи.
После реставрации Мэйдзи (1868 г.) новое японское руководство после расследования вопроса о принадлежности Уллындо и Токто пришло к выводу об их исторической принадлежности Корее и отметило в 1870 г. это в “Японской дипломатической ноте” (она была опубликована МИДом Японии в 1930 году).

В 1876 г. Департамент внутренних дел Японии издал приказ о создании каждой префектурой карты своей территории и карты регистрации земель, чтобы создать современную карту Японии и карту регистрации земель Японии. Власти префектуры Симанэ запросили Департамент внутренних дел о том, как быть с островами Уллындо и Токто. Департамент пять месяцев изучал этот вопрос и подтвердил, что эти острова принадлежат Корее, но, учитывая важность этого вопроса, в то же время обратился для окончательного решения этого вопроса к премьер-министру. Премьер-министр рассмотрел все представленные документы и 20 марта 1877 г. тоже подтвердил, что Уллындо и Токто принадлежат Корее. 9 апреля 1877 г. Департамент внутренних дел направил официальное распоряжение префектуре Симанэ об исключении этих двух островов из карты префектуры, поскольку они являются территорией не Японии, а Кореи.
Во второй половине XIX в. Корея стала снова заселять остров Уллындо.
В то время больше всего рыбаков туда поехало из самой отсталой в то время части Кореи – провинций юго-запада, которые в Корее именуют Хонам. Когда поселенцы стали заново заселять эти острова, то остров Токто стали называть Тольдо (кор. “каменный остров”), поскольку там скалы, да и постоянного населения там не было. В наречии хонамцев того периода это название звучало как Токто, откуда и закрепилось современное название островов как Токто.

Во время русско-японской войны 1904-1905 гг. Япония снова захватила Токто и использовала в военных целях (была размещена радиостанция, маяк, наблюдательный пост) для контроля за прохождением русских судов в этом районе. Кстати, эта радиостанция сыграла ключевую роль в получении японским ВМФ информации о составе и скорости движения русской эскадры, отправлявшейся для пополнения Тихоокеанского флота, что позволило разгромить ее в Цусимском сражении.

После разгрома Японии во Второй мировой войне и освобождения Кореи Союзное военное командование приказом № 667 от 29 января 1946 г. возвратило Корее острова Чечжудо, Уллындо и Токто. В карте, приложенной к этому приказу, остров Токто обозначен как корейская территория под названием “Такэ”, а 22 июня 1946 г. издало приказ № 1033, в котором японским рыбакам запрещалось приближаться к острову Токто ближе, чем 12 морских миль, еще раз подтвердив, что остров принадлежит Корее.
В июне 1950 г. силы ООН и командование ВВС США Тихоокеанского региона определили действующую до сих пор зону идентификации защиты воздушного пространства Кореи (KADIZ), и остров Токто включен именно в эту, а не в японскую зону защиты воздушных рубежей (JADIZ).
В этом же году, в период подготовки к Сан-Францисской конференции по Японии с участием Японии было подписано “Соглашение относительно расположения бывших японских территорий” с приложением карт. Токто и там обозначен как корейская территория. Кроме того, в п.3 Соглашения записано, что Корейский полуостров и все корейские острова возвращаются Корее. Здесь же перечислены острова Чечжудо, Комундо, Уллындо и Токто, но уже под названием “Скалы Лянкур”.

Обнародованные в 2009 году японские документы показывают, что в 1951 году Япония официально исключила из состава своей территории острова Уллындо, Чечжудо и Токто. Более того, отмечалось, что жители этих островов не могут претендовать на пенсионные выплаты и другие пособия, предоставляемые правительством Японии. Но сейчас японское правительство отказывается признавать эти факты.
Заметим, что по Сан-Францисскому мирному договору суверенитет Японии был вообще ограничен четырьмя островами (Хонсю, Хоккайдо, Кюсю и Сикоку). Следовательно, претензии Японии на о. Токто (также как и на Курильские острова или острова Дяоюйдао/ (японское название – Сэнкаку) идут вразрез с международными обязательствами Японии по этому договору. Кроме того, стоит обратить внимание на еще одно следующее обстоятельство, связанное с участием Японии во Второй мировой войне на стороне фашистской Германии. Япония через неделю после вступления в войну на Дальнем Востоке Советского Союза объявила о своей капитуляции. Документ о полной и безоговорочной капитуляции Япония подписала 2 сентября 1945 г. перед представителями Союзных войск, в том числе США, СССР, Китая. На юридическом и политическом языке государство, подписавшее акт о полной капитуляции ликвидируется как субъект международного права, т.е. исчезает как государство со всеми его атрибутами. И оно не может ни юридически, ни морально оспаривать действия стран-победителей, перед которыми она капитулировала. И по законам того времени надо было Японию разделить на оккупационные зоны, как и Германию. Но вместо этого США, Великобритания пошли на раздел Кореи и Китая (вообще какое-то форменное издевательство – один из главных зачинщиков и агрессоров самой губительной в истории человечества Второй мировой войны – Япония не понесла, кроме только нескольких военных преступников и рядовых солдат, никакой ответственности, а ее жертвы – оказались наказанными в виде раскола народа, который до сих пор не удается преодолеть). Япония до сих пор не дала объективную оценку своим преступлениям в период колониального владычества и Второй мировой войны и даже, более того, в учебниках оправдывает свои злодеяния, будь то отвратительные действия в Китае (одна только Нанкинская резня чего стоит), использованием сексуальных рабынь для удовлетворения похоти своих вояк, бесчеловечные опыты по применению биологического оружия над пленными, а также гражданским населением. Еще не забудем, что после атомной бомбардировки Хиросимы в первые, наиболее опасные дни, для уборки трупов, разбора завалов и очистки города от того, что осталось после атомного взрыва, японцы использовали не своих рабочих или солдат, а корейцев.

Попытки Японии требовать передачи ей чужих территорий, нужно называть не только противозаконными, аморальным, но и как проявление реваншизма. Ведь в самом деле, у Японии территориальные претензии ко всем своим соседям: у нас требуют часть Курильских островов, у Кореи – острова Докто, у Китая и Тайваня – закрепления за собой островов Дяоюйдао, которые называет Сенкаку. Еще раз обращаю внимание на то, что не только по решениям Ялтинской и Потсдамской конференций стран антигитлеровской коалиции, но и решениями Сан-Францискской мирной конференции 1951 г., подписанной самой Японией, ее суверенитет был ограничен только островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю и Сикоку.

Стоит также обратить внимание на то, что при установлении дипломатических отношений между РК и Японией в 1965 г. ни Япония, ни Южная Корея вопрос о Токто никак не зафиксировали в документах, хотя известно, что японцы пытались добиться передачи этих островов. Корея тогда отчаянно нуждалась в средствах для преодоления крайней нищеты и для подъема экономики и нормализация отношений предусматривала предоставление кредита со стороны Японии в размере полумиллиарда долларов, но президент Южной Кореи Пак Чжон Хи не поддался нажиму японцев по этому вопросу и отверг все претензии, дав понять, что этот вопрос решен раз и навсегда. Японцам пришлось смириться с этим, признать существующий статус-кво в отношении Докто на тот момент (напоминаю, что с 1956 г. там постоянно находится пост морской полиции РК).
Принадлежность Токто Корее подтверждают и объективные японские ученые. Например, Юдзи Носака, профессор отдела японских исследований института Сечжона (г. Сеул) заявил: “Ясно, что Токто принадлежит Корее исторически и законно”.

В 2006 году Законодательное собрание японской префектуры Симанэ объявило 22 февраля Днем борьбы за остров Такэсима и постановило отмечать этот день каждый год и добиваться возвращения “незаконно оккупированных японских земель”.
Как известно, Япония — унитарное государство, где высшие органы государственной власти могут отменить любое решение местного органа власти, и это заявление можно было бы счесть частным мнением ряда лиц, но со стороны высших органов власти Японии не последовало никакой реакции на такое провокационное решение местного законодательного органа. Следовательно, акция получила прямое или косвенное одобрение руководства Японии.
В апреле 2006 г. японское правительство напрямую намеревалось заявить свои претензии на остров Токто, решив направить два судна береговой охраны для проведения гидрографического обследования района острова Токто. Это было сделано для того, чтобы подать официальную заявку в международную гидрографическую организацию о присвоении впадине, проходящей между островами Уллындо и Токто, названия “Цусимская впадина”, чтобы с помощью такого хода создать впечатление, что остров Токто имеет какое-то отношение к Японии. Решительный протест корейской стороны заставил Японию отказаться от своего намерения.
Одновременно Япония ставит цель помешать Республике Корея подать заявку на присвоение этой впадине на звания “впадина Уллындо”. Здесь очень важное значение имеет тот факт, кто представит точное гидрографическое описание впадины, и с 3 по 5 июля 2006 г.корейские гидрографы провели работы по исследованию района Токто.

Острова Докто до сих пор сохраняются как государственное имущество Японии. В ноябре 2011 года префектура Симанэ прописала в Докто более сотни японцев (это верх наглости прописывать на чужой территории своих людей. Это ведь все равно, что если бы муниципалитет какой-нибудь страны прописал своих граждан в Нью-Йорке без ведома властей города и страны. Интересно, как бы к такому отнеслись американцы?).
В марте 2012 г. японский МИД опубликовал Голубую книгу по внешней политике, в которой утверждал, что Докто является японской территорией.
Чрезвычайно негативно, на грани ругани, отреагировали японские власти посещение Ли Мен Баком островов Докто 11 августа 2012 г. Отзыв на время посла еще полбеды. Премьер-министр Нода направил личное послание президенту Ли Мен Баку и еще до того, как оно было доставлено адресату, вывесил его текст на сайте своей администрации, что фактически граничит с личным оскорблением.
Что стоит за такой политикой? Во-первых, прилегающие к Докто воды очень богаты морепродуктами. В районе острова холодное течение с севера пересекается с теплым течением с юга, что создает благоприятные условия для существования морских животных и растений. Согласно статистике, жители ближайшего к Токто корейского острова Уллындо 60% своего улова получают именно в окрестностях Токто.

Напомним, что 200-мильная исключительная экономическая зона Республики Корея отсчитывается к востоку и к югу от острова Уллындо и, естественно, включает в себя остров Токто. Сейчас японские рыбаки ловят рыбу и морепродукты у берегов Токто исключительно по согласованию с Республикой Корея. Сейчас Япония предлагает провести эту границу между островами Уллындо и Токто, явочным порядком пытаясь включить Токто в состав своей территории с целью не только значительно расширить свою рыболовную зону, но и для последующего использования подводных и подземных недр этого регион, в котором, по некоторым предположениям, содержатся запасы около 600 миллионов тонн газового гидрата примерной стоимостью 150 миллиардов долларов, а также значительные запасы магнетитов и марганца. Тем более, что в последнее время Республика Корея стала добывать газ у побережья Японского моря, а, следовательно, в этом районе, скорее всего, будут найдены и запасы нефти. И Корея, и Япония практически полностью импортируют энергоносители из-за рубежа и очень нуждаются в таких ресурсах.
“Энергетическая” версия выглядит убедительной причиной начала споров о принадлежности Токто, если бы не одно “но”. Запасы газа были обнаружены недавно, оценка их объема сделана на уровне общих предположений, да и добывать их пока нерентабельно. Но самое главное — Япония выдвигала свои претензии до обнаружения этих запасов. Так что, если газ и оказывает какое-то влияние на территориальный спор, то только второстепенное.
Что же первично? Истоки следует искать в политической линии нынешнего японского руководства, в котором сегодня внешнеполитические ориентиры определяют не карьерные дипломаты, а представители СМИ или политиканы-назначенцы, которые мало разбираются в современной международной политике. В угоду текущему моменту они активно используют национализм, реваншизм и популизм.

В этой ситуации повод для разжигания национализма черпается из отношений с Южной Кореей. Устраивать такие провокации или разжигать истерию против России бесполезно, – политическая элита России не потерпит посягательства на суверенитет России в любом проявлении. Хотя на нынешнем этапе японское руководство использует тактику «разделяй и властвуй», т.е. пытается нейтрализовать Россию, потому что сразу со всеми одновременно бодаться, пожалуй, не хватит силенки. Но не приходится сомневаться, что не в столь отдаленном времени некоторые политические круги Японии (бизнес Японии в этом вопросе действует умнее) активизируют попытки заполучить часть Курильских островов (мы это увидим уже 7 февраля, когда будет проводиться очередной «день возвращения северных территорий». Чем обернулись попытки Японии “обидеть” Китай, известно по событиям августа-сентября нынешнего года и мощной протестной реакцией КНР, которая обернулась не только битьем японских автомобилей, но и бойкотом японских товаров в Китае, что нанес существенный урон торговле Японии с Китаем, а ведь это самый крупный внешнеторговый партнер Японии. Учитывая сложную внутриполитическую ситуацию в Республике Корея (19 декабря 2012 г. предстоят фактически судьбоносные президентские выборы), Япония посчитала, что РК является слабым звеном среди ее соседей.

Впрочем, о новой волне реваншизма в Японии стоит рассказать подробнее, так как его выразителями, на чаяниях которых пытаются играть политики, является не старое поколение, а молодежь, чье формирование происходило не на фоне экономического роста, а на фоне нынешнего застоя. Это действительно новые люди, свободные из-за смены поколений от груза исторической памяти. Военные преступления Японии для них — давнее прошлое, которое не стоит ворошить, а наказания, которым Япония подверглась после поражения во Второй мировой, воспринимаются ими не как наказания за совершенные японцами военные преступления, а как закономерная участь побежденного.
Их идеология, с одной стороны, опирается на национализм, приоритет интересов японской нации над приоритетами международного сообщества, а с другой – на те тенденции, которые можно условно назвать антиглобалистскими, подвергая критике те элементы японского государства и те реформы, которые были проведены по американской указке.
Естественно, реваншисты выступают за возвращение Японии исторически принадлежащих ей, как они считают, территорий, а именно — Курильских островов, архипелага Сэнкаку и островов Токто. При этом важна не столько стратегическая или экономическая ценность спорной территории, сколько сам процесс выдвижения территориальных претензий, который позволяет политиканам обрести репутацию стойких борцов за национальные интересы. Впрочем, не следует представлять дело так, что ситуация угрожает войной. Идет вялотекущий (но именно этим и особенно неприятный) процесс, когда политические силы в определенные моменты “вытаскивают” какой-нибудь внешний раздражитель, чтобы обеспечить себе внутреннюю поддержку.

По большому счету Японии сейчас не нужно решение проблемы Токто, так как в случае успеха этим политическим силам будет не на чем мобилизовать националистов для поддержки своего курса в дальнейшем (хотя успех мог бы усилить аппетиты реваншистов и подтолкнуть уже и к силовым действиям). В РК справедливо опасаются, что на острове Токто реваншисты не остановятся. В XVI-XVII вв. в Японии название Такешима носил остров Уллындо. Так что, если реваншистам удастся прибрать к своим рукам Токто, Уллындо может оказаться следующим.
Что делать? Пока территориальные претензии уже встретили быстрый, решительный и единодушный отпор со стороны Кореи, прежде всего общественности, а потом уже и правительства. Президент Южной Кореи счел нужным посетить острова Докто в августе, накануне Дня освобождения страны от японского колониального ига. Выступила с осуждением претензий Японии на Докто и КНДР, хотя у нее сейчас очень плохие отношения с сеульским режимом. Думаю также, что Республике Корея ни в коем случае нельзя соглашаться на обсуждение вопроса о Докто на международном суде. Там рассматриваются вопросы и дела, когда действительно что-то обе стороны оспаривают. А в данном случае Южная Корея не оспаривает принадлежность островов ей. С чего ради она должна соглашаться обсуждать вопрос о принадлежащих ей островах? Хотел бы вспомнить одну историю в связи с этим. В советское время в Черном море был небольшой остров Змеиный, который принадлежал СССР. Потом он перешел к независимой Украине. Власти Румынии против СССР ничего не могли сделать, а вот с Украиной решили решить этот вопрос и стали требовать ее рассмотрения в международном суде. Наивные украинские спецы из МИДа посчитали, что этот остров, хоть и безлюдный, давно контролируется Украиной и согласились с рассмотрение дела в суде. Итог – суд пришел к выводу, что Змеиный представляет собой одинокую скалу в море и является ничейной территорией и, таким образом, не может считаться украинской территорией. Но поскольку Змеиный располагается ближе к Румынии, чем к Украине, то его признали румынским.

Но отпор японскому реваншизму должен быть коллективным. Ведь своими территориальными претензиями к соседним странам Япония игнорирует юридические и политические результаты Второй мировой войны. Как можно после этого доверять заявлениям японских лидеров о мирной политике Японии в Северо-Восточной Азии?
По-видимому, настало время поставить вопрос о координации действий всех стран, к которым Япония имеет территориальные претензии. Может быть, пора создать механизм консультаций между МИД России, КНР, КНДР, Республики Корея по выработке согласованной позиции для отпора японским территориальным претензиям и росту реваншизма в этой стране.

&#169 Златан Героев, октябрь 2012г.

Теги:

Категория: Документы, Политика, Южная Корея, Япония

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

День Победы
Единая Корея