зимние олимпийские игры 2018 Пхёнчхан
школа корейского языка

Вторая Корейская война

| 14 января 2010 | Комментариев нет

Журнал «Солдат удачи» – Как пойдет вооруженный конфликт на Корейском полуострове, если он все-таки вспыхнет? Мнение американского ветерана посетившего американские и южнокорейские войска расположенные на 38-й параллели и в тылу обороны Республики Корея.

Сеул, Южная Корея. Здесь не чувствуется военной лихорадки, как не отмечается уже в течение длительного времени и какой-либо необычной деятельности с обеих сторон, участвующих в этой последней кампании «холодной войны». Как сказал мне один южнокорейский генерал: «Политическая напряженность высока, но военная напряженность низка».

SDC15124-onekorea.ru

В курилках много говорят о том, как все же будет развиваться вторая война в Корее, но никому, и в первую очередь разудалым парням из подразделений «командос», неведомо, что же тогда произойдет в действительности. Разумеется, существуют оперативные планы, где с надоедливыми подробностями расписано кто, что, когда и где должен делать. Но война никогда не идет по планам. Никто, в том числе Ким Чен Ир и американский генерал Гэри Лак, успешно командовавший 18-м воздушно-десантным корпусом США в ходе операции «Буря в пустыне», а сегодня возглавляющий объединенное американо-южнокорейское командование, не знает, как станут развиваться военные события.

Южнокорейские генералы слывут мастерами дезинформации, а главным коньком Лака считается маневр. Можно с достаточным основанием полагать, что Лак не станет вести позиционную борьбу с более чем миллионной армией Северной Кореи, когда она перейдет в наступление. Он, вероятно, захочет применить концепцию, которая доказала свою эффективность в операции «Буря в пустыне». Эта концепция строится на максимальном использовании огня и маневра. Лаку предстоит решить две главные проблемы: заручиться поддержкой концепции со стороны южнокорейцев, которые намерены отстаивать каждую пядь своей земли, и справиться с неблагоприятными условиями местности, изрезанной горами и узкими проходами, способствующими ведению обороны северокорейцами, которые создали оборонительные позиции глубиной 95 — 160 км.

Первоначальное преимущество на стороне Севера. Северокорейцы имеют возможность выбрать время и место нападения, сосредоточить превосходящие силы и ударить там, где им хочется. А группировка Лака должна держать оборону по всему фронту. Коммунисты будут выжидать облачной погоды, препятствующей использованию союзной авиации для нанесения контрудара. Они начнут военные действия с невиданно мощной артиллерийской подготовки наступления. В течение более 8 часов миллионы артиллерийских снарядов и ракет будут обрушены на южнокорейскую сторону в районе демилитаризованной зоны.

SDC15116-onekorea.ru

Северокорейцы укрыли свои артиллерийские системы в вырытых в гранитной толще туннелях, вход в которые защищен стальными дверями, способными выдержать ударную волну ядерного взрыва. Их минометы установлены в узких окопах на обратных скатах гор, где оборудованы оборонительные позиции. Контрбатарейная борьба будет неэффективна до того момента, когда артиллерия и минометы будут выведены на открытые позиции для ведения огневой подготовки наступления. К тому времени многие из обороняющихся на передовых позициях солдат отборных частей регулярной армии Южной Кореи либо будут разнесены в клочья, либо сойдут с ума от ужаса самого страшного в истории войн артиллерийского налета.

Если армия Ким Чен Ира станет придерживаться той тактики, которую я имел возможность лично наблюдать в 50-е годы, то вслед за артиллерийской подготовкой в наступление пойдут массы фанатичной пехоты в сопровождении танков. Уцелевшие артиллерийские батареи обороняющихся, тактическая авиация и отдельные контратаки нанесут северокорейцам определенные потери, но не сумеют остановить их прежде, чем те вклинятся глубоко на территорию Южной Кореи.

Наступление Севера могло бы быть поддержано массированным применением химического и бактериологического оружия, однако угроза ответного ядерного удара США, по всей вероятности, вынудит северокорейцев воздержаться от применения первыми оружия массового поражения. В случае, если будет использовано ядерное оружие, господствующие ветры разнесут радиоактивные осадки на большую часть Южной Кореи и северные районы Японии.

Северная Корея применит в войне силы специального назначения, насчитывающие около 100 тысяч. Эти отборные войска будут доставлены на территорию противника морем, по воздуху и через подземные туннели, прорытые под демилитаризованной зоной, как это отрабатывалось в последние годы. Одетые в форму союзных войск, северокорейские солдаты начнут уничтожать важные аэродромы, морские порты и командные пункты, а также нарушать линии коммуникаций. Во время первой войны в Корее действия северокорейских сил специального назначения в тылу союзных войск приводили в бешенство командиров и солдат Южной Кореи. Для охраны коммуникаций и важных объектов пришлось использовать десятки тысяч союзных войск.

SDC15113-onekorea.ru

Северокорейские силы специального назначения также будут нападать на инженерно-технический персонал, обслуживающий тысячи установленных на всех путях подхода заграждений. В задачу этого персонала численностью около 5000 человек входит приведение в действие подрывных зарядов, которые должны обрушить тонны бетонных блоков и породы на главные дороги, чтобы преградить путь северокорейским танкам. А для атакующих важно, чтобы дороги оставались свободными, тогда сохранится возможность быстрой победы.

Сообщается, что северокорейцы подготовили к наступательной операции почти 7000 единиц бронетанковой техники, однако я не думаю, что они имеют большое значение. В 50-е годы Северная Корея использовала в первом эшелоне наступающих войск танки Т-34 и добилась большого успеха. Тогда у нас не было средств для того, чтобы их остановить, кроме ручных гранат и личного мужества. Сегодня наши возможности по борьбе с танками внушительны: это самые разнообразные системы оружия, от ручных противотанковых гранатометов до вертолетов огневой поддержки «Апач», которые превратят танковую армаду в самую большую в мире свалку металлолома.

Противотанковые заграждения, минные поля и бетонные стены в передовом районе обороны, на обустройство которых южнокорейцы имели 44 года, а также сильно пересеченная местность, крутые холмы и простирающиеся почти на сотню километров к югу от демилитаризованной зоны новые города почти не оставляют путей подхода, по которым можно было бы быстро продвигаться. Строительный бум породил тысячи высотных сооружений и зданий. Осведомленные лица говорили мне, что в случае войны все эти сооружения будут взорваны.

SDC15170-onekorea.ru

Даже если северокорейские танки и сумеют пробиться через завалы, то лишь для того, чтобы оказаться перед действительно непреодолимым барьером: все дороги в направлении с севера на юг будут заблокированы десятками тысяч брошенных южнокорейских автомобилей. В Сеуле проживает почти 30 000 американских граждан. Если начнется война, они вместе с миллионами местных жителей устремятся на юг. В начале 50-х годов беженцы, стремившиеся уйти от войны, создавали огромные трудности войскам. Они блокировали дороги, препятствуя переброскам подкрепления и снабжения, а также нередко попадали на наши минные поля и инженерные заграждения. Сегодня потенциальных беженцев на 25 млн. человек больше. Как утверждает бывший офицер Отдела оперативного планирования майор армии США Джон Медв: «Если северокорейцы начнут наступление в субботу, им конец. Они не смогут пробиться на до-рогах, забитых выехавшими на уик-энд жителями».

Однако отборные бойцы северокорейских легких пехотных дивизий сумеют перебраться через мертвые тела, преодолеть воронки и укрыться в лесистых высоких горах. Эти солдаты с крепкими спинами и сильными ногами могут быстро и бесшумно передвигаться. Снабжаемые и поддерживаемые силами специального назначения и давно обосновавшимися в Южной Корее красными агентами, сеть которых перекрывает всю страну, эти бойцы способны причинить генералу Лаку сильнейшую головную боль.

План Лака, как мне сказали, состоит в том, чтобы выиграть время путем уступки территории и дождаться подкрепления с континентальной части США, насчитывающего по меньшей мере 6 дивизий. Однако бойцы легких пехотных дивизий, силы специального назначения, оперативно тактические ракеты «Скад» и мины, поставленные 25 подводными лодками Пхеньяна, способны в одно мгновение перекрыть как морские, так и воздушные линии коммуникаций союзников.

SDC15183-onekorea.ru

Пхеньян, этот последний остающийся динозавр «холодной войны», наращивает свои мускулы с момента образования государства Северная Корея. Эта страна стала самой большой пороховой бочкой на свете. Северная Корея с 50-х годов израсходовала 25% своего совокупного валового национального продукта на вооружение. Хотя в долларовом исчислении суммарные военные расходы Северной Кореи несравненно меньше расходов США и Южной Кореи, Пхеньян все же сумел создать одну из самых мощных армий в мире. У северокорейцев устаревшее оружие и военная техника, но их боевой дух исключительно высок: они способны сражаться, получая несколько рисовых зерен в день, и сдаются лишь тогда, когда на них набросят мешок и завяжут его. Это хорошо обученные, приученные к железной дисциплине солдаты. В бою их основополагающие принципы — маскировка, меткая стрельба, огонь и маневр. Им требуются подразделения тылового обеспечения небольшой численности. Они отлично действуют в темное время суток, хотя у них и нет сложной аппаратуры ночного видения. Недавно я посетил демилитаризованную зону и заметил, что солдаты на другой стороне были одеты в поношенное обмундирование с потрескавшимися ремнями, но у них были большие, грубые и заскорузлые от постоянных занятий каратэ руки. Когда они смотрели на меня, то буквально дрожали от ненависти, как бойцовые собаки. Осенью 1950 года они пошли в атаку босиком, полуголодные, имея при себе лишь несколько обойм с патронами. Один солдат, воевавший как против японцев, так и против северокорейцев, сказал мне: «Японцы котята против северокорейцев. Последние были самыми гнусными ублюдками, с которыми мне когда-либо приходилось иметь дело».

Распад Советского Союза привел к резкому сокращению фондов на боевую подготовку армии Северной Кореи, вынудив ее отказаться от учений дивизионного масштаба. Однако это обстоятельство мало отразилось на способности личного состава метко стрелять, быстро бегать и применять тактику «ударь и скройся». Сотрудники разведки утверждают, что северокорейские бойцы полностью самообеспечены, за исключением горюче-смазочных материалов, стратегические запасы которых рассчитаны на 90 суток боевых действий. В конечном счете, если северокорейцы осуществят нападение, слабость тылового обеспечения их погубит, как было и прежде. Они просто выдохнуться где-нибудь южнее Сеула. Но они никогда не побегут с поля боя.

SDC15156-onekorea.ru

ВВС Северной Кореи находятся в худшем техническом состоянии, чем ВВС Ирака. Самолеты настолько стары, что их первые летчики уже успели стать дедушками. Сегодняшние летчики плохо подготовлены, а их годовой налет исчисляется не более чем семью часами. Если им удастся поднять в воздух свои рыдваны, то скорее всего они полетят в южном направлении и в традициях камикадзе направят свои самолеты на первый же встреченный по пути наземный объект.

Система противовоздушной обороны Северной Кореи, по оценке одного из офицеров разведки в штабе генерала Лака, крепка: это самая плотная в мире система противоракетной и противосамолетной обороны. Один из ветеранов ВВС США, участвовавший в войне с Кореей, сказал: «Было в сто раз опаснее летать над Северной Кореей, чем во время второй мировой войны над Германией в неудачный день». Сегодня противовоздушная оборона стала еще сильнее: в Северной Корее развернуто более 9000 зенитных пушек и 10 000 пусковых установок зенитных ракет, расчеты которых не знают слова «страх».

В составе ВМС Северной Кореи, помимо старых дизель-электрических подводных лодок, обладающих малой шумностью и трудно обнаруживаемых гидроакустическими средствами, имеются торпедные катера и несколько изношенных надводных кораблей основных классов. Но у них имеется флот быстроходных кораблей на воздушной подушке, что обеспечивает им амфибийные возможности, считающиеся одними из самых широких в мире.

Южнокорейцы имеют самую жесткую систему обеспечения секретности, которую я когда-либо видел. Они полностью блокировали мои поездки в передовые части, пока я не пожаловался, что в Ханое мои возможности были гораздо шире. Один из южнокорейских генералов заметил по этому поводу: «Политика нашего правительства заключается в том, что представителям средств массовой информации необходимо разрешение высшего руководства». Но мое замечание было для него болезненным. Вскоре стальные двери чуточку приоткрылись, и я получил возможность заглянуть за них, пусть даже и одним глазом.

Из того, что я видел, можно заключить, что Южная Корея способна защитить себя. Какое отличие от 50-х годов, когда южнокорейцы имели репутацию не бойцов, а трусов, бегущих от противника! «Силы Южной Кореи возмужали во Вьетнаме», — сказал мне отставной полковник армии США Кэрол Ходжес, солдат-ученый, который в течение 30 лет своей службы следил за становлением и развитием армии Южной Кореи. Южнокорейская дивизия «Тигры» закончила войну во Вьетнаме, имея самый высокий показатель соотношения потерь противника и собственных среди всех союзных подразделений. Вьетконговцы уступали им дорогу, поскольку южнокорейские солдаты проповедовали выдвинутую Шерманом стратегию «выжженной земли» и уничтожали всех своих врагов.

SDC15118-onekorea.ru

Сегодня сухопутные войска Южной Кореи, комплектуемые преимущественно на основе обязательной воинской повинности, имеют в своем составе 2 полевые армии, развернутые вдоль демилитаризованной зоны, и сильный механизированный корпус в резерве. Кроме того, около 4 млн. резервистов обеспечивают безопасность тыловых районов страны. Сухопутные войска Южной Кореи по численности превосходят сухопутные войска США. Генерал Лак любит повторять каламбур: «Моя армия больше, чем моя армия». Согласно его оценке, «сухопутные войска Южной Кореи вполне боеспособны, и те солдаты, которые уцелеют после артобстрела, будут хорошо сражаться».

Южная Корея тратит на вооружение в 6 раз больше, чем Северная Корея. Численность населения Южной Кореи вдвое больше, а ее валовый национальный продукт в 10 раз больше. Оружие и военная техника армии Южной Кореи хороши. Их танк К-1 превосходит все, что имеется у северокорейцев. Артиллерийские системы устарели и нуждаются в замене на самоходные артиллерийские установки. ВВС Южной Кореи способны решать задачи в дневное время суток, однако, как и ВВС Северной Кореи, неудовлетворительно оснащены аппаратурой ночного видения. Это никуда не годится, поскольку именно ночью северокорейцы будут вести боевые действия и совершать марши.

Первоочередные интересы Южной Кореи в обеспечении своей военной мощи несколько смещены: так, южнокорейцы закупили дорогостоящую подводную лодку и строят еще две.

Подводные лодки хорошие игрушки, но эти деньги могли бы быть истрачены более мудро на более необходимые для повседневного существования и поддержания боеспособности солдат вещи. Единственное объяснение факта закупки подводных лодок можно найти в том, что южнокорейцы по-прежнему рассматривают Японию как своего потенциального противника. Больше всего меня беспокоит то, что регулярная армия Южной Кореи перестанет существовать в первый же месяц боевых действий, и все тяготы войны лягут на резервистов.

SDC15188-onekorea.ru

Мне довелось видеть некоторых из этих южнокорейских резервистов во время боевой подготовки, и они показались мне типичными бойцами на уик-энде; жирные, ленивые и отбывающие срок. Один отставной американский генерал, ранее служивший в Южной Корее, сказал: «У них командуют не те люди». И все-таки южнокорейцы готовятся к войне. Я видел, как южнокорейские солдаты, словно бобры, трудятся на своих трех оборонительных постах севернее Сеула, созданных по образцу сплошных рубежей первой мировой войны, расчищая секторы обстрела, бетонируя и обкладывая мешками с песком огневые позиции и готовясь обороняться, если Север нападет на них. Такие позиции вырыты на вершине почти каждого холма и в каждой долине от демилитаризованной зоны до окраин Сеула. Перед этими рубежами обороны установлены миллионы противотанковых и противопехотных мин, что казалось впечатляющим до тех пор, пока в разговоре с одним американским военным инженером я не выяснил, что многие из этих мин пролежали в земле более 25 лет и, по его мнению, многочисленные лесные пожары, специально организованные северокорейцами, расплавили взрыватели мин, сделав их безвредными.

Для оказания помощи армии Южной Кореи на суше предназначается 2 пехотная дивизия сухопутных войск США, дислоцированная к северу от Сеула. Это хорошо подготовленное и оснащенное для ведения боевых действий соединение, которому поставлена серьезная и ответственная задача. Солдаты этой дивизии не обременены заботами о женах и детях и не погрязли в рутине мирной жизни. Всего в нескольких километрах от них находится реальный противник, который уже на протяжении четырех десятилетий выступает с воинственными заявлениями. Американские солдаты проводят боевую подготовку в тех же суровых условиях, которые могут быть в настоящей войне. Я видел этих солдат, их танки и пушки и могу утверждать, что они готовы.

Командир бригады Рей Бартлет сказал: «Боевая подготовка здесь проводится интенсивно, в условиях, приближенных к боевым, и целенаправленно. Мы находимся на поле боя». И действительно, они окажутся в боевой обстановке, как только северокорейские артиллеристы дернут за спусковые шнуры. Я наблюдал, как пехотная рота США атаковала одну и ту же позицию на протяжении двух суток под дождем и в грязи. Они повторяли атаки раз за разом, пока не получилось так, как нужно. Свистели пули, над головой стреляли пулеметы, взрывались реактивные заряды разминирования и ручные гранаты, и взводный сержант Том Секстон кричал атакующим солдатам: «Я вскочил, меня заметили, я упал», напоминая о необходимости залечь после 3-секундной перебежки. В последней попытке люди действовали отменно. Они вымокли до нитки, набили себе синяков, покрылись грязью и вымотались, но были горды собой. Их командир капитан Шеппард сказал: «Хорошая работа, парни. Но мы повторим еще разок».

Хотя эта дивизия не входит в состав войск первого эшелона, а числится в резерве, она дислоцируется в опасной близости от северокорейских орудий. И, если не будет заблаговременно предупреждена, многие солдаты могут оказаться убитыми или ранеными, не успев вывести свои машины из парка. Американское командование рассматривает присутствие в Южной Корее своих войск как фактор устрашения противника, подобно тому, как это было в Европе в годы «холодной войны». «Одна из стоящих перед нами задач состоит в том, чтобы предотвратить возможность неправильной оценки противником обстановки, — сказал полковник Майк Салливэн, — и гарантировать, что нам не придется вновь платить ту цену, которую мы заплатили в 50-х годах».

SDC15177-onekorea.ru

Авиационную поддержку 2-й пехотной дивизии должны оказывать 24 истребителя F-16, базирующиеся на аэродроме Осан, Южная Корея, и самолеты других типов, базирующиеся на южнокорейских аэродромах. Летчики-истребители могут видеть ночью, но наземные авианаводчики штурмовиков А-10 не обладают аппаратурой ночного видения. Перед ВВС США стоит та же проблема, что и перед южнокорейцами: определить, что важно для ведения боевых действий. Учитывая сильную противовоздушную оборону Северной Кореи (из-за которой самолеты поддержки будут вынуждены действовать на высотах более 4000 м), гористую местность, зарывшегося глубоко в землю противника и низкую облачность, союзная авиация будет в состоянии обеспечить господство в воздухе, но едва ли сумеет внести существенный вклад в кровопролитные сражения на земле в первые 24 часа после начала войны.

ВМС США обеспечат контроль на море и будут вести огонь по северокорейским частям из Желтого и Японского морей. Главной проблемой для американских кораблей станут выставленные северокорейцами минные поля. У нас мало тральщиков, и все линии морских коммуникаций и порты с самого начала будут заблокированы.

Как это было перед высадкой американских войск в Панаме, США скрытно доставляют в Южную Корею комплекты усиления, повышающие способность войск генерала Лака к сопротивлению. В Пусан и другие южнокорейские порты доставляются запчасти вместе с бомбами и высокоточными боеприпасами. Уже прибыли зенитные ракетные комплексы «Пэтриот», окрещенные «Истребителями “Скадов”», хотя в действительности это оружие является скорее психологическим, нежели эффективным противоракетным. Даже если комплексы «Пэтриот» и способны сбивать ракеты «Скад», развернутые 48 пусковых установок не сумеют стрелять достаточно быстро, чтобы сбить сотни этих ракет, которые будут выпущены по объектам на территории Южной Кореи в самом начале войны. Для замены вертолетов «Кобра» поступают вертолеты «Апач». Большими партиями доставляется аппаратура ночного видения, а также РЛС засечки стреляющих орудий и минометов в интересах ведения контрбатарейной борьбы. Разгружена аппаратура спутниковой глобальной системы определения местоположения и системы засекреченной связи.

Пхеньян громогласно протестует против наращивания американской военной мощи в Южной Корее. Пентагон справедливо отвечает, что техника и личный состав предназначены исключительно для целей обороны и «не должны рассматриваться как провокационный акт». Никто здесь, если он в здравом уме, не помышляет о том, чтобы напасть на Северную Корею. «Это было бы равноценно продвижению войск союзников сразу после высадки в Нормандии на глубину до 150 км», — сказал один американский офицер, компетентный в вопросах планирования операций.

Главную трудность для американских войск в Южной Корее представляет тыловое обеспечение. Эта проблема усугублялась на протяжении 44 лет. Один американский полковник сказал: «Система снабжения нарушена. Лак это знает и принимает меры к исправлению создавшегося положения». Никому не известно, что находится на американских военных складах. Один старый приятель сказал мне, что нашел там «76-суточный запас боеприпасов — около 500 тыс. выстрелов к безоткатному орудию, которое было снято с вооружения армии США около десятка лет назад!» Я спросил офицера снабжения 2-й пехотной дивизии капитана Джуди Уорд, имеются ли у нее затруднения с получателями предметов снабжения. Она разъяснила мне ситуацию на практическом примере. Запчасть, которая была заказана одной артиллерийской частью, прибыла из США через 2 суток с помощью компании «Федерал Экспресс». Она заверила меня, что в случае войны гражданские служащие компании «Федерал Экспресс» не бросят свои рабочие места и не побегут. С другой стороны, моряки торгового флота, доставляющие бомбы, бобы и патроны в Пусан, настроены не так решительно. Один из них заявил: «Как только начнется стрельба, я направлюсь в Канаду».

SDC15107-onekorea.ru

Мне рассказали, что не хватает грузовых автомобилей, погрузочно-разгрузочной техники, железнодорожного подвижного состава и самолетов для быстрой доставки грузов в передовые районы. Еще одну серьезную проблему представляет флот военно-транспортных самолетов ВВС США. По словам генерала корпуса морской пехоты США Майка Хоара, военно-транспортная авиация не сумеет обеспечить наращивание сил и средств в Южной Корее, даже если северокорейские ракеты «Скад» и силы специального назначения и позволят самолетам приземляться здесь. Все отставные американские генералы, с которыми я беседовал, высказывали озабоченность в связи с этим.

Но находящиеся на службе генералы высказываются уверенно и позитивно. Возможно, это объясняется их звездами на погонах, ибо тот, кто начинает проявлять недостаток уверенности, теряет свой пост.

Крупнейшей тактической ошибкой является оборона на демаркационной линии. Отставной генерал, в течение 3 лет служивший в Южной Корее, сказал мне: «Принятые в настоящее время взгляды являются отсталыми».

Препарат Левитра – является одним из современных препаратов для лечения эректильной дисфункции.

Сторонникам жесткой линии и тем ненормальным, которые толкуют о необходимости войны с Северной Кореей из-за подозрений в том, что она осуществляет свою программу разработки ядерного оружия, следовало бы утихомириться. На барахолках России продается больше плутония, чем его запасов в Северной Корее. Война на Корейском полуострове не будет иметь победителя. Хочется надеяться, что ведущиеся переговоры позволят найти способ предотвратить это немыслимое бедствие. Все участники переговоров должны задаться вопросом, какую цену необходимо заплатить за то, чтобы выиграть спор в Корее. Руководители обеих стран должны подумать о последствиях.

Я не сомневаюсь в том, что Пхеньян будет побит, если он вновь нападет, но только после кровавой бани, которая уничтожит полуостров. Китай и Россия не придут на помощь Пхеньяну, как это было в 50-х годах. Время на нашей стороне, и, благодарение Господу, с нами также Лак. (Игра слов: лак — счастье, удача. Прим. пер.) Корейская проблема — мрачное наследие «холодной войны».

Один американский полковник выразился так: «Южная Корея — это программа занятости для наших военных и одна из последних остающихся надежд для торговцев оружием. Нам следует уйти оттуда сейчас».

С другой стороны, один бывший командующий войсками США в Южной Корее сказал: «Я думаю, стратегия передовых рубежей — способ решения проблемы потенциальных угроз. Обеспечение безопасности сил — это не стратегия, это реакция».

Где-то посередине лежит академическое решение. Мне кажется, что, если все ястребы утихомирятся, бамбуковая перегородка со временем рассыплется и две Кореи воссоединятся без единого выстрела.

Полковник Дэвид Хэкуорт

Журнал SOLDIER OF FORTUNE №5/95

Категория: История, Корейская война, Оборона, США, Южная Корея

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

День Победы
Единая Корея