Паракорд-проект АртАгрессор браслеты из паракорда
браслеты из паракорда плетение на заказ
сайт Корейской бухгалтерской компании Ведение бухгалтерского и налогового учёта на русском языке

Северокорейская политика президента Пак Кын Хе

Пак Кын Хе и Цой Де СокOneKorea.RU – Формулируя свою северокорейскую политику президент Пак исходила из того, что для решения проблемы мира и безопасности на Корейском полуострове ключевая роль принадлежит обоим корейским государствам. Так называемое «стратегическое терпение» США по отношению к КНДР мало что смогло решить и фактически блокировало усилия других стран шестисторонних переговоров по решению проблемы денуклеаризации Корейского полуострова. Вторая администрация президента Обамы ничего нового по корейской проблеме не выдвинула, да, по-видимому, и не выдвинет.

В такой ситуации должна возрасти роль Южной Кореи в нормализации ситуации на полуострове.
При этом президент Пак учитывала некоторые неблагоприятные моменты истории межкорейских отношений последней четверти века. Они по большей части складывались так: при очередной смене лидера в Южной или в Северной Корее происходило обострение межкорейских отношений между ними, потом постепенная нормализация, а в период с 1999 по 2007 годы еще и сопровождавшаяся в периоды нормализации предоставлением значительной экономической помощи со стороны Юга. И так по кругу каждый раз, кроме периода правления предпоследнего президента. Вопрос другой, по чьей вине происходят такие периодические всплески напряженности в межкорейских отношениях с последующей видимостью некоторой нормализации.

Президент Пак считает необходимым избавиться от этого унизительного для ее страны порочного замкнутого круга и выстроить так отношения, чтобы отношения нормализовались бы и развивались бы поступательно в сторону все большего улучшения и расширения сотрудничества и роста доверия и чтобы каждое новое правительство Южной Кореи не испытывало бы очередного всплеска напряженности в отношениях с Северной Кореей и вынуждено было бы идти все по тому же порочному кругу.

Она подчеркивала в ходе предвыборной кампании, что нельзя признавать ядерную программу Северной Кореи и забывать о гибели корвета «Чонан» и артдуэли у острова Енпхендо, но в то же время нельзя зацикливаться только на них, надо находить способы снижения напряженности и нормализации отношений.

Одним из 5 главных направлений деятельности нового правительства Южной Кореи названы мир и безопасность на Корейском полуострове. При реализации этого направления в качестве основной задачи «Создание нового Корейского полуострова, идущего по пути счастливого объединения» была определена следующая последовательность:

  1. нормализация межкорейских отношений на основе процесса доверия на полуострове (ханбандо синре просес),
  2. начав с малого объединения добиться большого объединения,
  3. подготовка реального объединения через укрепление объединительных процессов.

В правительстве предыдущего президента вопросами взаимоотношений с КНДР занимались не специалисты по Северной Корее, а политики или профессора по общеполитическим или общевнешнеполитическим вопросам, например, географ или специалист по южнокорейско-американским отношениям, которые не понимали сути, например, экономики КНДР и механизма его функционирования. Поэтому еще борясь за выдвижение своей кандидатуры от партии, Пак Кын Хе привлекла к выработке северокорейской политики к крупных специалистов именно по Северной Корее, например, Цой Де Сока –директора Института проблем объединения Кореи женского университета Ихва. Он был членом комиссии по приему полномочий избранного президента и наиболее вероятным кандидатом на пост Министра по делам объединения. Он также был одним из учредителей центра изучения будущего Кореи, исследовательского центра при Пак, в 2010 г. и главным советником по проблемам межкорейских отношений и проблем вовлечения Северной Кореи. После до сих пор не обнародованных причин его отставки из этой комиссии министром по делам объединения был назначен заведующий кафедрой Северной Кореи университета Северной Кореи, который готовил магистров, специализирующихся по северокорейской проблематике, Рю Гил Чже.

При реализации на практике северокорейской политики необходимо было решить ряд вопросов. Один их них касался так называемой политики 24 мая. В этот день 2010 года бывший в то время президент Ли Мен Бак, со ссылкой на выводы комиссии по выяснению причин гибели корвета «Чонана» объявил о прекращении всех проектов сотрудничества с КНДР, за исключением Кэсонского промышленного комплекса. Вопрос стоит так: будет ли президент Пак и дальше проводить линию фактического бойкота всех форм экономического, культурного и политического взаимодействия с Северной Кореей или выберет другой путь.

24 апреля 2013 г. президент Пак объяснила суть своей новой инициативы, получившей название «сеульского процесса», который будет включать меры многостороннего сотрудничества главным образом вопросы взаимодействия стран региона в борьбе с терроризмом, последствиями глобального изменения климата и проблему безопасности атомных электростанций.

По проблеме объединения президент Пак Кын Хе сочла необходимым выделить три принципа, на которых она будет строиться:

  1. по согласованию и при поддержке народа, вместе с народом;
  2. объединение, которое принесет счастье всем на Корейском полуострове;
  3. сотрудничество и совместное развитие Азии, объединение через сотрудничество как составная часть мира на земле.

Эта модель политики президента Пак Кын Хе по Северной Корее является идеальной.
Но как известно, идеал он потому и идеал, что практически его достичь нереально или для его получения нужны особые условия, усердие, талант, стратегия и тактика и, в особенности, искусство его достижения. Здесь нужно учитывать множество факторов внутреннего и внешнего характера, зачастую как бы возникающих ниоткуда, не вовремя и не к месту, без видимых причин, или по причинам, которые настолько лежат на поверхности, что трудно поверить в них или по причинам, происхождение которых часто нужно искать не в политике, а в психологии, менталитете, а то и в истории, как давнего прошлого, так и недавних событий. Особо нужно обратить внимание на искусство достижения каких-то политических целей, имеющих не сугубо политические, а множественные составляющие. Не случайно говорят, что благие намерения ведут в ад. Это связано с выбором не тех методов и не той последовательности, не тех исполнителей, претворяющих в жизнь их, эти намерения.

Прошло менее 5 месяцев со времени вступления президента Пак в должность и начала реализации ее политики по Северной Корее. Не будем пока давать оценку, насколько эти первые месяцы дают основание быть уверенными или не быть уверенными в реализации этой политики, тем более что не все политики, причастные к ее реализации, являются явными единомышленниками президента, не всех она видела с самого начала на ключевых постах в своем правительстве. В политике всегда есть элементы случайности, ошибок, неудачных ходов, обстоятельств, которые вынуждают предпринимать те или иные меры, которых в другое время наверняка можно было и не предпринимать.

Получилось так, что в первые месяцы президентских полномочий Пак Кын Хе ей в большей степени пришлось заниматься вопросами безопасности и обороны страны. Запуск спутника в КНДР, который был оценен в Южной Корее как испытание межконтинентальной баллистической ракеты (справедливо или нет, для данного случая – не самое главное), третье ядерное испытание, а также запланированные еще до вступления в должность президента Пак Кын Хе учения «Доксури», в которых участвовали ударные атомные подводные лодки, атомных авианосцы, стратегические бомбардировщики «В-2», «В-52», способные нести ядерное оружие и проводившие учебные бомбометания (с числом принимавших участие более чем 216 тыс. военнослужащих РК, США, Австралии) вызвали резкое обострение обстановки на Корейском полуострове, сопровождавшееся угрозами ядерных ударов. В такой ситуации любой президент, каким бы он ни был миротворцем, должен жестко демонстрировать намерения дать отпор противнику и защитить интересы безопасности страны. Что успешно и сделали лидеры обеих Корей. И эта же ситуация вынужденно заставляла президента РК на первое место ставить вопросы ядерного разоружения Северной Корее, хотя, как упоминалось выше, в ее стратегии на первом месте стоял вопрос о нормализации отношений, на втором достижение взаимного доверия через многообразные формы и сферы деидеологизированного и деполитизированного сотрудничества, в особенности в экономике, и на этой базе, на третьем месте – решение ядерной проблемы Северной Кореи. 27 мая 2013 г. министр иностранных дел Южной Кореи Юн Бен Се заявил: «Переговоры ради разговоров нам не нужны. Северная Корея должна показать свою искренность в отношении процесса ядерного разоружения на деле», т.е. снова на первый план выдвигается решение ядерной проблемы, хотя предыдущие 5 лет показали, что это не приносит никаких положительных результатов, кроме укрепления ядерной мощи КНДР. Думаю, что прав директор Центра корейских исследований, профессор Колумбийского университета Чарлз Армстронг, который сказал в июне 2013 г., что США делают ошибку, требуя в качестве условия нормализации ситуации на Корейском полуострове ликвидации ядерной программы КНДР. При этом он считает правильным в долгосрочном плане линию на денуклеаризацию Северной Кореи, но ведь вопрос состоит в том, как этого добиться. А достичь этого можно только путем переговоров, а предварительные условия, которых не принимает КНДР, делают невозможными диалог, а в отсутствие диалога Север будет только укреплять свой ядерный потенциал.

Нужно время, чтобы несколько спала напряженность, снизился тон взаимных обвинений, чтобы в спокойной обстановке начать выстраивать реализацию политики доверия и мирного процесса, начав хотя бы с решения небольших проблем, представляющих взаимный интерес. А то, что такие интересы есть, при всех противоречиях между двумя Кореями, сомнений нет. И нет сомнений также в том, что обе страны хотели бы их решения, раз у них есть заинтересованность. Об этом свидетельствуют межправительственные контакты по нормализации отношений, по нормализации работы Кэсонксокго промышленного комплекса и предстоящие, в случае возобновления работы Кэсонского комплекса, переговоры по возобновлению работы Кымгансанского туристического проекта, а также по возобновлению встреч членов разделенных в результате раскола Кореи семей. Сейчас трудно сказать, насколько успешными будут результаты переговоров, поскольку позиции и аргументация сторон кажутся диаметрально противоположными, хотя каждая из сторон по-своему права. Разве не разумно предложение Южной Кореи до возобновления договориться о том. чтобы были даны гарантии того, что отныне северокорейская сторона не будет в одностороннем порядке останавливать работу, отзывать всех своих работников из комплекса, по своему решению уменьшать или увеличивать, а то и вовсе обнулить число получающих разрешение на въезд в Кэсонский комплекс работников южнокорейских фирм КНДР, чьи списки давно были согласованы с северокорейской стороной или предложение дать гарантии личной безопасности всем южнокорейским работникам комплекса или же предложение, чтобы в Кесонском комплексе могли бы быть представлены и фирмы иных стран, чтобы там утвердились принятые в мире нормы работы таких специальных экономических зон. В то же время разве не разумно предложение Северной Кореи, чтобы пресса РК прекратила приписывать своим северным соседям исключительно меркантильные соображения в отношении Кэсонского комплекса или требование, чтобы министр обороны дезавуировал свое заявление о готовности ввести свои войска и даже силы спецназа США в Кесонский комплекс для «спасения» южнокорейцев, работающих в комплексе и чтобы южнокорейские соседи дали заверения, что впредь они не будут иметь таких планов и намерений. Но то, что переговоры, несмотря на эти противоречия, идут, хотя пока без видимых положительных результатов, но все же на каждой встрече стороны демонстрируют желание продолжить переговоры и найти какое-то решение, вселяет осторожный оптимизм.

Россия заинтересована в нормализации межкорейских отношений и формировании атмосферы широкомасштабного сотрудничества на полуострове и готова принять активное участие в реализации проектов трехстороннего РФ-КНДР-РК сотрудничества, а также в других многосторонних проектах, включающих участие обеих корейских государств.

&#169 Ким Е.У. 2013

Категория: Новости, Образование, Политика, Россия

Добавить комментарий

корейский интернет магазин
корейская косметика