зимние олимпийские игры 2018 Пхёнчхан
школа корейского языка

С напутствием Штеменко

| 20 сентября 2013 | Комментариев нет

КНАredstar.ru – Со временем все меньше и меньше остается «белых пятен» в истории. Срок давности снимает грифы секретности с документов, дает право поделиться воспоминаниями очевидцам тех или иных важнейших событий.

Сегодня мы публикуем некоторые детали из воспоминаний военного советника в войне в Корее (1950-1953 гг.) генерал-полковника в отставке Валентина Созинова (1915-1997).

После выполнения задачи на Севере СССР наша группа составляла подробные отчеты в Генеральном штабе. При очередном докладе начальник Главного оперативного управления генерал Николай Осипович Павловский говорит:
– Опять на тебя кто-то глаз положил. Пойдем к начальнику Генштаба, все узнаешь.

Сергей Матвеевич Штеменко встретил вопросом:
– В Корее война, готов ли туда вылететь немедля?

Оказалось, дела на тамошнем фронте идут неважно. Недавно был заменен наш главный военный советник и посол, теперь очередь за советником начальника Генштаба, на должность которого назначался я. Инструктаж был краток – сделать все возможное для стабилизации положения, войска должны выполнить поставленную перед ними задачу.

Почему именно меня назначили на столь высокую должность, ведь после войны было много прославленных и опытных военачальников? Полагаю, что это была не та война, на которую необходимо было послать военных с громкими именами, так как официально наши специалисты в ней не участвовали, да и люди, навоевавшись, устали от всего этого, и желающих туда ехать, наверное, было не так уж много.

Вечером следующего дня из Чкаловского военным самолетом я вылетел в Китай, потому что два единственных корейских аэродрома были разбомблены. Несколько раз их пытались восстановить. Американцы позволяли это делать, но, как только работы подходили к концу, наносили массированный удар с воздуха. Вскоре от идеи их восстановления пришлось отказаться.

Главный военный советник, он же посол генерал-лейтенант Владимир Николаевич Разуваев представил меня Ким Ир Сену, его заместителям и, конечно же, начальнику Генштаба, который оказался выходцем из России, отлично говорившим по-русски.

Боевые действия в Корее были специфическими. Заболоченная, сильнопересеченная местность со множеством водных преград не позволяла широко использовать тяжелую технику и вооружение. Из-за отсутствия аэродромов почти не было и авиационного прикрытия. В то время как американские самолеты обрабатывали круглосуточно территорию страны, мы вставали и засыпали под разрывами бомб. Хотя жили все в землянках и часто меняли места командных пунктов, это не спасало от неприятностей. 7 августа 1952 года, после массированного авианалета, значительно пострадал Главный КП КНА. Были потери и среди наших советников.

Кстати, все наши специалисты держались молодцом, демонстрируя при бомбежках выдержку, хладнокровие, не кланялись взрывам. У меня авиация трижды уничтожала автомобили, на которых ездил, потерял адъютанта.

Главная задача наших советников была помогать в решении военных вопросов. Американцы назначили огромные суммы, чтобы живьем захватить хотя бы одного из нас, представив тем самым неоспоримые доказательства вмешательства Советского Союза в дела Кореи. Засылались с целью нашего захвата спецгруппы, подкупались для этого местные жители. Принимая меры безопасности, мы вынуждены были отозвать советников командиров дивизий, которые, бывая на переднем крае, могли запросто угодить в руки врага. Особо тщательно организовали нашу охрану корейские товарищи.

…В 1991 году меня пригласили в Южную Корею на семинар, где рассматривались проблемы войны 1950-1953 годов. Неожиданно подошел американский генерал Джон Синглауб, служивший в те годы в разведуправлении 8-й армии США. Он рассказал, что имел персональное задание лично заниматься мной. Мы подали друг другу руки, искренне ещё раз порадовавшись, что, выполняя приказы своего командования, остались живы…

Немалую роль в этом вооруженном конфликте сыграл Китай. Ибо участие китайских добровольцев и советских авиационных частей в войне вместе с огромной материально-технической помощью СССР Северной Корее сыграло решающую роль в том, чтобы отстоять существование КНДР как самостоятельного государства, так как в сентябре 1950 года Корейская народная армия понесла ощутимые потери и в октябре 1950 года американо-южнокорейские войска подошли к границам Китая.

Тогда китайские добровольческие отряды вступили в боевые действия, и к концу декабря была освобождена вся Северная Корея. С этого момента и до подписания перемирия фронт в основном стабилизировался по 38-й параллели. Постепенно начали возвращаться на Родину и наши специалисты. В ноябре 1952-го уехал на учебу в Академию Генерального штаба и я. Так закончилась для меня третья по счету война.

Из Досье «Красной звезды»
Созинов Валерий Дмитриевич родился 28 ноября 1915 года в Уфе. В Вооруженных Силах с 1934 года. Окончил Орджоникидзевское военное училище, Военную академию имени М.В. Фрунзе и Академию Генерального штаба ВС. Принимал участие в боях Халхин-Голе, в Великой Отечественной войне, в войне в Корее. Выполнял специальные задания в Иране, а также по освоению Севера и Северного полюса. Занимал различные командные и штабные должности. В послевоенный период – командир отдельного корпуса ПВО, начальник штаба Московского округа ПВО, с 1968 по 1979 год – начальник Главного штаба Войск ПВО. Непосредственный руководитель разработки и реализации плана создания ПВО страны. Автор ряда научных трудов, кандидат военных наук, лауреат Государственной премии СССР. Награжден тринадцатью орденами. С 1979 года в отставке.

Газета «Красная звезда» 28 ноября 1995 года.

Теги:

Категория: Ветераны, История, Корейская война, Россия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

День Победы
Единая Корея