зимние олимпийские игры 2018 Пхёнчхан
школа корейского языка

Токио-Пхеньян: ещё одна попытка залечить застарелую рану

| 28 марта 2015 | Комментариев нет

OneKorea.RU – Заметным событием внешнеполитической жизни Японии и КНДР в 2014 г. стала попытка руководства двух стран возобновить двусторонний диалог.

Спустя 104 года после аннексии Кореи Японией и почти 70 лет после окончания второй мировой войны дипломатические отношения между Японией и КНДР отсутствуют. Одним из основных препятствий к налаживанию нормальных связей Японии с соседним государством является, наряду с ядерной и ракетной программами КНДР, проблема похищений японских граждан спецслужбами Северной Кореи, имевших место в конце 1970- х- начале 1980-х гг.
Руководство Японии считает эту проблему одним из наиболее серьёзных внешнеполитических вопросов. В 2006 г. в рамках канцелярии кабинета министров Японии было учреждено бюро, занимающееся проблемой похищений (с января 2013 г. Штаб-квартира по борьбе с проблемой похищений, возглавляемая премьер-министром). Существует пост министра по делам похищенных. Правительство Японии проводит в стране и за рубежом широкую информационно-пропагандистскую работу по теме похищений (лекции, выставки, трансляции радиопередач на КНДР). Японские представители поднимают эту проблему на международных форумах, в том числе на встречах лидеров G-8 и в ООН.[1]

В конце 1970-х – начале 1980 гг. в прибрежных районах Японии имели место исчезновения людей. Японская полиция заподозрила в похищениях северокорейскую разведку, но власти КНДР долгое время упорно отрицали свою причастность к пропажам японских граждан. Наконец, в ходе состоявшегося 17 сентября 2002 г. визита в КНДР премьер-министра Японии Дз. Коидзуми северокорейский лидер Ким Чен Ир признал факты тайного пленения японцев и японок агентами северокорейских спецслужб и принёс свои извинения японской стороне. В подписанной руководителями двух государств во время двусторонней встречи на высшем уровне «Пхеньянской декларации» по поводу трагедии похищений говорилось: « Корейская Народно-Демократическая Республика подтвердила, что примет надлежащие меры, чтобы достойные сожаления проблемы, порождённые в обстановке отсутствия нормальных японо-корейских отношений, впредь не возникали».[2] «Пхеньянская декларация» предусматривала мораторий КНДР на запуски баллистических ракет на период после 2003 г., а также оказание Японией экономической помощи Северной Корее. В целом этот документ мог служить отправной точкой для нормализации отношений между Токио и Пхеньяном.

Однако сближения Японии и КНДР не произошло. Проблемы возникли уже на этапе выяснения обстоятельств похищений.

В период с 28 сентября по 1 октября 2002 г. северокорейские власти давали объяснения японским следователям, специально прибывшим в КНДР для расследования похищений. По словам представителей Пхеньяна, начало драме положил инцидент 15 сентября 1977 г., когда в г. Ниигата 13-летняя школьница Мэгуми Ёкота была выкрадена северокорейским разведчиком и доставлена в КНДР на специальном катере. Северокорейские официальные лица объясняли, что их оперативник в том эпизоде действовал самовольно, без санкции руководства, что он решился на похищение девочки из-за того, что ему грозило разоблачение. После этого у руководителей спецслужбы КНДР возникла идея убеждать взрослых японцев и японок тайно покидать родину, или похищать их, чтобы затем использовать в качестве преподавателей японского языка и инструкторов в северокорейских разведывательных школах. Спецслужбы КНДР были также заинтересованы в получении подлинных документов японских граждан для легализации своих агентов в Японии. С июня 1977 г. по июль 1983 г. северокорейские оперативники тайно вывезли морским путём из Японии в КНДР девять мужчин и женщин. Сотрудники другого разведывательного органа КНДР, действовавшего в Западной Европе, также ввезли в КНДР троих взрослых японских граждан из Испании и Англии.

Таким образом, по утверждениям северокорейской стороны, в КНДР были тайно ввезены в общей сложности 13 японцев и японок, из них восемь человек были похищены северокорейскими агентами, а пятерых доставили в КНДР с их собственного согласия.[3] Притом, как уверяли представители Пхеньяна, два высокопоставленных сотрудника северокорейских спецслужб, непосредственно отвечавшие за операции похищения японских граждан, были в 1998 г. осуждены в КНДР за злоупотребление служебным положением и за другие нарушения закона: Чан Бон Лим был приговорён к смертной казни, а Ким Сон Чоль – к тюремному заключению сроком 15 лет.[4]

Северокорейские представители заявили, что из 13 тайно ввезённых в КНДР японских граждан в живых остались пять человек, а восемь умерли при различных обстоятельствах.

Но у японской стороны другой счёт. Первоначально в Токио полагали, что в общей сложности северокорейские разведчики увезли в КНДР 15 японцев и японок, что никто из них не давал согласия на переезд в Северную Корею, все были похищены. Позднее в список предполагаемых жертв похищений японская сторона внесла ещё два имени, и сегодня список насчитывает 17 человек. Кроме того, имеется перечень пяти так называемых «особых пропавших без вести». Эти лица пока не признаны японским правительством в качестве похищенных Северной Кореей, но в отношении их нельзя исключать такую возможность.[5]

15 октября 2002 г. специальным авиарейсом из КНДР в Японию прибыли две супружеские пары: Тимура и Хасукэ, а также Сога Хитоми – пятеро здравствующих из числа пленников. Однако их воссоединение с родственниками, остававшимися на тот момент в КНДР, надолго задержалось.

Между японской и северокорейской сторонами было согласовано, что освобождённые пленники после посещения Японии возвратятся в КНДР, чтобы совместно с властями Северной Кореи окончательно решить вопрос о месте постоянного жительства их самих и их близких. Однако японская сторона в нарушение достигнутой ранее договорённости объявила, что пятеро прибывших в Японию граждан уже не вернутся в Северную Корею. При этом было проигнорировано стремление этих людей вернуться в КНДР в силу беспокойства о своих детях. Официальные лица отзывались о таком стремлении как о «результате промывания мозгов, которому данные люди подвергались в Северной Корее на протяжении десятилетий».[6] Японское правительство в ультимативной форме потребовало от северокорейских властей немедленной передачи родственников ранее вернувшихся на родину соотечественников. В это время заместитель генерального секретаря кабинета министров Японии Синдзо Абэ, который по поручению премьер-министра Дз. Коидзуми занимался проблемами похищений, допускал неуважительные по отношению к северокорейским властям высказывания. Он говорил, что « у Японии есть достаточно продовольствия и нефти, а Северная Корея не сможет прожить зиму из-за дефицита самого необходимого», что она «вот-вот «затрещит по швам»».[7]

Визит премьер-министра Японии Дз. Коидзуми в Пхеньян 17 сентября 2002 г. и подписание с северокорейскими партнёрами «Пхеньянской декларации» были итогом длительных негласных переговоров японских и северокорейских представителей. Подписание такого важного документа стало возможным не только благодаря настойчивости и профессионализму японских дипломатов. Нужно оценить также решимость и добрую волю северокорейского руководства. Оно признало факты похищений японских граждан, хотя прежде упорно их отрицало. Беспрецедентные шаги Ким Чен Ира говорили о его серьёзном намерении отойти от сложившейся в период холодной войны практики отношений КНДР с внешним миром и о желании установить нормальные межгосударственные связи с Японией. Казалось, что до установления дипломатических отношений между Японией и КНДР осталось всего несколько шагов.

Однако вскоре события приняли неблагоприятный оборот. 19 сентября 2002 г. организация «Сукуукай» («Национальная ассоциация спасения японцев, похищенных Северной Кореей», основанная в декабре 1997 г.) выступила с заявлением, в котором ставилась под сомнение предоставленная северокорейской стороной информация о смерти восьми из похищенных соотечественников. Авторы заявление порицали японское правительство за то, что оно передало родственникам этих людей непроверенную информацию о смерти пленников. «Сукуукай» высказала предположение, что эти выкраденные люди живы и всё ещё удерживаются северокорейскими властями.[8] Упомянутое заявление «Сукуукай» способствовало росту известности этой организации и вызвало у японцев новую волну недоверия и враждебности в отношении Северной Кореи. Активную пропаганду против Северной Кореи развернула также «Кадзокукай» (Национальная ассоциация семей японцев, похищенных Северной Кореей», созданная в марте 1997 г.) Обе организации призывали японское правительство оказывать максимальное давление на руководство КНДР. Кацуми Сато, руководитель Исследовательской группы по изучению КНДР и основатель «Сукуукай» писал, что Япония должна проводить операции, которые вели бы к подрыву режима Ким Чен Ира изнутри.[9] Японские СМИ повторяли доводы экстремистов и муссировали тему похищений.

Развернувшаяся в СМИ Японии кампания обвинений в адрес КНДР, а также нарушение японскими властями предварительной договорённости о возвращении в Пхеньян освобождённых японских пленников для окончательного определения их собственной судьбы и будущего их близких, вызвали резкое противодействие Северной Кореи. Пхеньян долго не давал согласия на переезд в Японию родственников похищенных.

Японскому МИДу пришлось предпринять новые активные усилия для возобновления диалога с северокорейской стороной. Была подготовлена новая встреча лидера КНДР Ким Чен Ира с премьер-министром Японии Дз. Коидзуми. 22 мая 2004 г. состоялся его повторный визит в Пхеньян. Во время переговоров Ким Чен Ира с Дз. Коидзуми руководитель КНДР дал обещание «провести новое тщательное расследование «с чистого листа»» в отношении тех десяти японских граждан, которых в Японии считают похищенными. Это означало изменение прежней позиции Пхеньяна, настаивавшего на том, что проблема похищений исчерпана.

Прямым результатом повторного визита Дз. Коидзуми в Пхеньян стал приезд в Японию до конца 2004 г. всех родственников тех пятерых похищенных граждан Японии, которые в 2002 г. вернулись на родину. В качестве ответного жеста доброй воли премьер-министр Японии объявил о предоставлении КНДР продовольственной и гуманитарной помощи (250 тыс. тонн кукурузы и риса и медикаментов стоимостью 10 млн. долларов).[10]

Большинство японцев положительно отнеслись к визиту премьер-министра Дз. Коидзуми в КНДР а мае 2004г. Опрос, проведённый газетой «Ёмиури», показал, что визит одобрили 72 % опрошенных.[11] Однако глубоко укоренённое взаимное недоверие между Японией и КНДР мешало урегулированию трагической проблемы. Национальная ассоциация семей японцев, похищенных Северной Кореей («Кадзокукай») расценила итоги визита как «наихудшие из возможных», так как северокорейская сторона не представила исчерпывающей информации о похищенных.[12]

По настояниям Токио в ноябре 2004 г. состоялись встречи японских представителей с членами «следственной комиссии», сформированной по распоряжению Ким Чен Ира. Северокорейская сторона передала представителям Токио «вещественные доказательства» смерти пленников: «останки» Мэгуми Ёкота (похищенной в 1977 г. в г. Ниигата школьницы, которая, по утверждениям северокорейской стороны, в 1993 г. покончила с собой во время лечения в психиатрической клинике в Пхеньяне), и её историю болезни. Представители Пхеньяна предоставили японской стороне также копии судебных дел сотрудников северокорейских спецслужб, осуждённых за превышение должностных полномочий в связи с похищениями, и протоколы дтп, в котором якобы погибли двое из похищенных японцев -Каору Мацуки и Яэко Тагути.

Проверки «останков» с использованием анализа ДНК, проведённые в японских Университете Тэйкё и Национальном исследовательском институте полиции, показали, что предоставленные северокорейской стороной фрагменты костей принадлежали не М. Ёкота, а другому человеку . (Вместе с тем имелись указания независимых специалистов на то, что экспертиза указанных материалов в японских учреждениях была проведена дилетантски, и её результаты содержали противоречия).[13] Кроме того, японских следователей не удовлетворили и полученные из КНДР документы. «История болезни М. Ёкота» содержала записи о других людях, в копиях уголовных дел сотрудников спецслужб большие фрагменты текста были вымараны, и эти бумаги не давали возможности установить, в какой мере осуждённые были причастны к похищениям. Тексты протоколов автомобильных аварий были неполными и не могли служить подтверждением гибели К. Мацуи и Я. Тагути. В целом, как подчёркивалось в докладе, опубликованном японским, правительством 24 декабря 2004 г., северокорейская сторона не смогла представить весомых доказательств смерти восьми похищенных японских граждан. По мнению японского правительства, отсутствовали и убедительные подтверждения того, что спецслужбы КНДР не причастны к исчезновению в сентябре 1977 г. 52-летнего Ютака Кумэ из префектуры Исикава и к пропаже без вести в августе 1978 г. в префектуре Ниигата 46-летней Миёси Сога (Эти двое также входят в японский список предположительно похищенных лиц)[14] Исходя из этих выводов, японское правительство последовательно занимает позицию, что все до сих пор не возвращённые на родину похищенные японские граждане живы и всё ещё насильственно удерживаются властями КНДР.

Пхеньян выступил с резким протестом против заявления японского правительства от 24 декабря 2004 г. Спустя один месяц правительство КНДР направило официальному Токио меморандум, в котором потребовало от японского правительства «возвратить останки и документы в их первоначальном состоянии, провести тщательную проверку, установить истину о подделке (японской стороной) результатов анализа и строго наказать виновных в фабрикации».[15]

После ожесточённого спора между Токио и Пхеньяном по поводу подлинности материалов и документов, предоставленных северокорейской стороной в конце 2004 г., в японо-северокорейских контактах наступила пауза.

Двусторонние переговоры по проблемам похищений японских граждан, о нормализации отношений между двумя государствами и вокруг ядерных и ракетных программ КНДР состоялись в Пекине 4-8 февраля 2006 г. Токио потребовал незамедлительно возвратить на родину всех оставшихся в живых похищенных японских граждан, тщательно расследовать обстоятельства похищений, а также передать японским властям трёх поимённо названных японскими представителями непосредственных исполнителей преступлений. Северокорейская сторона повторила ранее сделанное заявление, что все выжившие жертвы похищений уже вернулись на родину. Она отказалась выполнить требования оппонентов и в свою очередь осудила действия японских неправительственных организаций, которые, действуя с территории КНР, помогают гражданам КНДР бежать из своей страны. Дипломаты Пхеньяна потребовали выдачи семерых японцев – руководителей и активистов этих НКО как лиц, нарушивших Уголовный кодекс КНДР.[16] Таким образом, правительство Дз. Коидзуми не смогло решить проблему похищений.

Пришедший ему на смену 20 сентября 2006 г. правительственный кабинет Синдзо Абэ также не добился успеха. В марте 2007 г. в г. Ханое и в сентябре того-же года в г. Улан-Баторе состоялись заседания рабочей группы для нормализации японо-северокорейских отношений. Они не принесли результатов. Японская сторона повторила свои требования, а северокорейские представители подтвердили свою прежнюю позицию, что проблема похищений уже решена.[17]

При следующем японском правительстве – кабинете Я. Фукуда, в июле 2008 г. в Пекине состоялись Японо-северокорейские рабочие консультации. Японская сторона вновь выдвинула прежние требования и вместе с тем дала понять, что если КНДР предпримет конкретные действия по разрешению проблемы, то Япония частично приостановит действие санкций, введённых в отношении Пхеньяна. Эти санкции включают запрет на поездки людей из Японии в Северную Корею и из Северной Кореи в Японию, ограничения на ввоз валюты из Японии в КНДР, на заходы северокорейских судов в порты Японии и на чартерные авиарейсы из Японии в КНДР. В результате северокорейская сторона изменила прежнюю позицию, что проблема уже решена, и пообещала провести новое расследование.

Японо-северокорейские рабочие консультации были продолжены в августе 2008 г. в г. Шеньяне (КНР). Однако 4 сентября от северокорейской стороны пришло извещение, что в связи с внезапной сменой правительства в Японии (уходом в отставку премьер-министра Я. Фукуды ) начало расследования откладывается до тех пор, пока не выяснится, как новое правительство будет действовать в отношении достигнутых договорённостей.[18]

Во время пребывания у власти в Японии следующего правительства ЛДПЯ, возглавляемого Т. Асо (сентябрь 2008 – август 2009 г. ) дипломатических контактов между представителями Японии и КНДР не было.

После победы Демократической партии Японии на парламентских выборах 30 августа 2009 г. и формирования правительства демократов в Японии возникли надежды на решение проблемы похищений и на прогресс в деле налаживания отношений с КНДР. Премьер-министр Ю. Хатояма и другие представители правящей Демократической партии сделали ряд заявлений и предприняли некоторые шаги, которые можно было рассматривать как примирительные в отношении северокорейских партнёров. Однако эти надежды не оправдались. Помимо прочего на это повлияло и обострение отношений между РК и КНДР. После потопления южнокорейского корвета «Чхонан» 26 марта 2010 г. и обстрела артиллерией КНДР южнокорейского острова Ёнпхёндо 23 ноября 2010 г. Токио солидаризовался с Сеулом, поддержав его обвинения в адрес Пхеньяна.

Вместе с тем именно в период пребывания у власти демократов японские и северокорейские дипломаты негласно провели предварительную подготовительную работу, заложившую основу для последующих переговоров. В это время обсуждались вопросы перенесения в Японию останков японцев, умерших в Корее в конце и по окончании войны на Тихом океане, а также возможность посещения могил японцев в КНДР их родственниками из Японии. В августе 2012 г. состоялась встреча представителей Красного Креста двух стран.[19] В ноябре 2012 г. в Улан-Баторе состоялись межправительственные консультации на уровне руководителей управлений дипломатических ведомств Японии и КНДР. В их ходе был проведён углублённый обмен мнениями по проблеме похищений. Второй раунд консультаций был назначен на 5-6 декабря, однако встреча была отменена по инициативе Токио в связи с запуском Северной Кореей 1 декабря 2012 г. баллистической ракеты (запуск искусственного спутника Земли по версии КНДР).[20]

Тем не менее попытки налаживания японо-северокорейского диалога продолжались, и не только в дипломатической плоскости. Проблема похищений имеет очень трагичное человеческое измерение. Родители, братья и сёстры похищенных японских граждан стареют, так и не воссоединившись с родными. Отцу похищенной девочки Мэгуми Ёкота Сигэру в этом году исполнилось 81 г., матери Сакиэ 78 лет. 12 лет назад стало известно, что их дочь Мэгуми в КНДР была замужем за бывшим гражданином РК, похищенным северокорейской разведкой из Южной Кореи, и родила дочь. При возвращении в Японию в октябре 2002 г. пятерых похищенных граждан, Сигэру и Сакиэ Ёкота были переданы фотографии их пятнадцатилетней внучки Ким Ун Гён и сообщение о её желании встретиться с дедушкой и бабушкой. Власти КНДР по дипломатическим каналам передали в Токио о готовности организовать встречу Ким Ун Гён с четой Ёкота в КНДР. Известие о существовании внучки вызвало у четы Ёкота большую радость. Вместе с тем они с опаской отнеслись к перспективе визита в Северную Корею, боялись провокации корейских властей, которые, по мнению японской стороны, могли использовать встречу родственников для закрепления версии о смерти Мэгуми Ёкота[21].

Премьер-министр Синдзо Абэ во избежание возможных провокаций хотел организовать свидание четы Ёкота с её внучкой в «третьей стране». Воспользовавшись визитом в Японию Президента Монголии Цахиагийн Элбэгдоржа в сентябре 2013 г . , Синдзо Абэ попросил его о содействии в проведении такого свидания в Монголии. Начиная с января 2014 г. чиновники японского МИДа выезжали в Ханой и Гонконг для тайных встреч с руководителями Министерства государственной безопасности КНДР, в ходе которых обсуждались детали свидания родственников.[22]

Во второй декаде марта 2014 г. супруги Ёкота провели в Улан-Баторе три счастливых дня вместе с внучкой Ким Ун Гён, её мужем и дочерью. Это свидание способствовало формированию благоприятной атмосферы для продолжения контактов между дипломатами двух стран. Спустя неделю в г. Шеньяне (КНР) начались японо-северокорейские межправительственные консультации на уровне руководителей отделов дипломатических ведомств Японии и РК. В конце марта было согласовано повышение уровня двусторонних консультаций.[23]

В соответствии с этой договорённости 26 мая 2014 г. генеральный директор Управления Азии и Океании МИД Японии Дзюнъити Ихара встретился в Стокгольме с Послом КНДР на переговорах по вопросам нормализации отношений с Японией Сон Иль Хо. В ходе встречи северокорейская сторона сообщила о готовности учредить специальную группу следователей, наделённых полномочиями, и о намерении провести новое тщательное расследование о судьбе японских граждан, оказавшихся в КНДР. Предусматривалось изучение проблем похищенных и «особых пропавших без вести», а также японцев, похороненных в Северной Корее в конце второй мировой войны и японских супругов этнических корейцев, переехавших из Японии на постоянное жительство в Северную Корею в период после 1958 г. На этот счёт в Стокгольме было подписано соответствующее японо-северокорейское соглашение. Переговоры между Дз. Ихара и Сон Иль Хо были продолжены 3 июля в Пекине. На следующий день премьер-министр Японии С. Абэ заявил о намерении отменить санкции, введённые в отношении КНДР ещё в 2006 г.

В июле 2014 г. северокорейская сторона сформировала специальную комиссию для расследования похищений японских граждан. Первоначально предполагалось, что в конце лета-начале осени 2014 г. специальная комиссия представит японской стороне первые результаты «объективного и всестороннего расследования».[24] Однако 18 сентября северокорейские представители сообщили, что первые конкретные результаты могут быть получены значительно позднее этих сроков.

На прошедшей 29 сентября в Шеньяне встрече Дз. Ихара с Сон Иль Хо представитель КНДР предложил японской стороне направить в Пхеньян представительную делегацию с тем, чтобы она выслушала объяснения о ходе расследования проблемы похищений непосредственно от членов корейской специальной следственной комиссии.[25] Это предложение было принято, и 28- 29 октября Пхеньян посетила японская делегация. Руководителем делегации был Дз. Ихара, в её состав вошли представители Штаб-квартиры по борьбе с проблемой похищений, Управления полиции Японии и Министерства труда и социального обеспечения Японии[26].

Многие японцы положительно отнеслись к усилиям правительства С. Абэ, предпринятым с целью наладить диалог с Северной Кореей. По результатам опроса, проведённого газетой «Асахи» 4-5 октября 2014 г., 50% респондентов считают, что правительство Абэ принимает все возможные меры для возвращения на родину похищенных КНДР соотечественников.[27] Но итоги японо-северокорейской встречи 28-29 октября расстроили японскую сторону. Газета «Асахи» оценила ситуацию на переговорах как «разочаровывающую».[28] Представители КНДР сообщили, что расследование похищений находится на начальном этапе, поэтому пока нет возможности представить полные результаты, что до сих пор не получено никакой новой объективной информации о похищенных японцах. Японская сторона настойчиво разъясняла партнёрам, что её прежде всего интересует информация о похищенных (где они находятся, каково их положение). Но представители КНДР значительную часть времени совместного заседания потратили на доклад о завершении исследования состояния захоронений японцев, умерших в Северной Корее в конце второй мировой войны.[29]

Родственники похищенных людей выразили глубокое недовольство итогами японо-северокорейской встречи в Пхеньяне 28-29 октября. Они высказывали мнение, что северокорейская сторона использовала переговоры, чтобы продемонстрировать мировой общественности показную приверженность принципам уважения прав человека, в то время как Комитет ООН по правам человека поднимает проблему их нарушения КНДР.

Работа северокорейской специальной следственной комиссии будет продолжена, но сроки представления первого отчёта комиссии точно не определены. Правда, генеральный секретарь кабинета министров Японии Ё. Суга высказал надежду, что такой документ может появиться до конца 2014 г.[30]

Проблема похищений японцев северокорейскими спецслужбами чрезвычайно сложна. По мнению авторитетных японских историков, при рассмотрении «совершенно абсурдного государственного преступления Пхеньяна –похищений невинных людей» – необходимо учитывать глубокое чувство враждебности граждан Северной Корее в отношении Японии из-за колониального господства японцев в Корее и всесторонней поддержки, которую оказывала Япония США в ходе Корейской войны.[31]

Япония добивается «разрешения проблемы похищений», подразумевая под этим возвращение на родину всех похищенных. Северокорейская сторона утверждает, что восемь пленников умерли в КНДР, но останки нескольких из них не могут быть предъявлены, так как были смыты на кладбищах во время больших наводнений. В ситуации полного отсутствия взаимного доверия между Японией и КНДР это неразрешимое противоречие.

Тем не менее, при несомненной сложности проблемы похищений и отсутствии реальных результатов на нынешнем этапе японо-северокорейских контактов, подтвердилось желание Пхеньяна продолжить переговоры с Токио. В ходе встреч 28-29 октября власти КНДР позволили японским журналистам сопровождать официальную делегацию Японии и оказывали содействие в освещении визита.[32] На японских представителей произвело глубокое впечатление то, что северокорейскую делегацию возглавлял один из руководителей Министерства государственной безопасности КНДР Со Тэ Ха, назначенный председателем специальной следственной комиссии. Он явился на переговоры, облачённый в генеральский мундир. Корреспонденты увидели в этом стремление северокорейской стороны показать серьёзный государственный подход к проблеме похищений.[33]

КНДР стремится к нормализации отношений с Японией, рассчитывая при учреждении дипломатических связей получить от Японии серьёзную финансовую помощь. Важно то, что с формированием второго кабинета министров С. Абэ началась полоса стабильности в японской политике. Прежде северокорейская сторона уклонялась от переговоров ввиду частой смены правительственных кабинетов Японии.

По мнению Кёко Накаямы, занимавшей пост министра по делам похищенных в правительственном кабинете Я.Фукуда в 2008 г., активизация дипломатии Пхеньяна на японском направлении именно сейчас связана с несколькими причинами. В их числе Накаяма называет охлаждение отношений между КНДР и Китаем, ставшее явным после казни в КНДР в декабре 2013 г. родственника Ким Чен Ына, заведующего организационным отделом ТПК и заместителя председателя Государственного комитета обороны КНДР Чан Со Тхэка; «не очень хорошее состояние отношений Северной Кореи с Россией[34]; продолжающееся третирование Соединёнными Штатами Северной Кореи как «страны-изгоя»; происшедшую смену лидера Северной Кореи (Ким Чен Ын лично не причастен к решениям относительно похищений японских граждан, и может по- новому подойти к этой проблеме)[35]. Кроме того, руководство КНДР учитывает особенности правительства С. Абэ, продемонстрировавшего сильную волю для разрешения проблемы похищений.[36]

Отмечая наличие объективных условий, улучшающих на сегодня шансы для разрешения проблемы похищений, Ё. Накаяма вместе с тем указывает на некоторые моменты, которые вызывают озабоченность. Так, в Японо-северокорейском соглашении, подписанном в Стокгольме в мае 2014 г., сказано, что КНДР «проявила решимость провести всестороннее и полное расследование и окончательно решить все проблемы, связанные с японцами». Настораживает слово «окончательно», которое может поставить точку дальнейшим расследованиям. А ведь нет гарантии, что на этот раз будут получены результаты, способные убедить родственников похищенных и народ Японии.[37]

Имеются также опасения, не нанесут ли власти Северной Кореи вреда, не будет ли создана опасность для тех похищенных, чьё возвращение на родину представители КНДР сочтут неудобным для себя.

К. Накаяма считает, что на самом деле северокорейским властям нет необходимости проводить новое расследование о нынешнем состоянии похищенных – официальный Пхеньян наверняка располагает полной информацией на этот счёт.

Японское правительство должно настоятельно требовать от Пхеньяна передачи ему этой информации.[38]

Дополнительные трудности для распутывания клубка противоречий между Японией и КНДР связаны с ещё одним обстоятельством. Наряду с разрешением проблемы похищений необходимым условием нормализации отношений между Японией и КНДР является также урегулирование вопросов ядерной и ракетной программ Северной Кореи. Перечисленные три пункта составляют неделимый пакет, притом Токио ставит на первое место именно проблему похищений. В частности, в ходе шестисторонних переговоров по урегулированию проблемы ядерного оружия на Корейском полуострове в 2003-2008 гг. Токио жёстко увязывал продвижение на этих переговорах с разрешением проблемы похищений. Такая позиция Японии вызывала критику со стороны других участников шестисторонних переговоров, в частности, Республики Корея. С другой стороны, в ходе нынешних контактов Японии с КНДР США и Южная Корея выражали озабоченность возможностью того, что прогресс в японо-северокорейских отношениях по теме похищений может нарушить сплочение внутри треугольника США-Япония-Южная Корея. Это привело бы к ослаблению давления на КНДР с целью вынудить её к отказу от ядерного оружия. В обзоре американского Центра стратегических международных исследований отмечается: «Повышенно-радостное настроение Японии в связи с её (односторонним) успехом на переговорах с Пхеньяном почти всегда перевешивает та озабоченность, которую сразу же выражают сосед Японии (Южная Корея) и её союзник (США). Действительно, в середине июля 2014 г. агентство Кёдо цусин сообщило, что госсекретарь США Дж. Керри звонил по телефону министру иностранных дел Японии Ф. Кисиде, чтобы передать ему беспокойство США в связи с возможным влиянием контактов между Токио и Пхеньяном на трёхстороннее сотрудничество США-Японии – Южной Кореи в сфере денуклеаризации. Ещё раньше, в мае 2014 г., США указали, что поддержка с их стороны улучшения отношений между Японией и Северной Кореей зависит от прогресса в деле устранения ядерного оружия в Северной Корее. Подобным образом, Сеул также предупредил о возможном негативном подтексте выдвижения проблемы похищений в центр сцены при одновременном перемещении на задний план других проблем».[39] По сообщению газеты «Ёмиури, генеральный директор Управления Азии и Океании МИД Японии Дз. Ихара 2 октября 2014 г. встречался со специальным представителем администрации США по вопросам Северной Кореи Грином Дэвисом, проинформировал его о ходе переговоров с северокорейской стороной и, в частности, рассказал о предложении Пхеньяна направить в КНДР японскую делегацию. Г. Дэвис выразил понимание в отношении позиции Японии. Оба дипломата подтвердили намерение продолжать курс укрепления сотрудничества США и Японии в проведении политики в отношении Северной Кореи.[40]

По мнению профессора университета Кансай гакуин Сюндзи Хираива, беспокойство со стороны США и Южной Кореи из-за гипотетического компромисса Японии по поводу ядерного и ракетного оружия Северной Кореи ради прогресса в вопросе похищений лишены оснований. Нормализация японо-северокорейских отношений невозможна без разрешения проблем ядерного и ракетного оружия КНДР. Хираива полагает, что Токио должен чётко донести до международной общественности мысль о том, что разрешение проблем ядерного и ракетного оружия так же важно для Японии, как и разрешение проблемы похищений. В случае прогресса в налаживании японо-северокорейских связей необходимо на каком – то этапе наладить сотрудничество с международным сообществом, подключить к процессу контактов механизм шестисторонних переговоров по разрешению ядерной проблемы на Корейском полуострове.[41]

Что касается нынешнего момента японо-северокорейских контактов, то, считает С. Хироива, японское правительство должно проявить максимум тщательности и осторожности при изучении и оценке будущих выводов северокорейской специальной следственной комиссии. Необходимо в отношениях с Пхеньяном последовательно соблюдать принцип «отвечать действием на действие партнёра».[41]

Сегодня перспективы разрешения проблемы похищенных людей в отношениях между Японией и КНДР так же неопределённы, как и прежде. До настоящего времени (конец марта 2015 г.) никаких сообщений о результатах расследований от северокорейской стороны так и не поступило. Можно предположить, что северокорейская сторона постарается представить новые доказательства смерти тех похищенных лиц, которых они объявили умершими. Весьма маловероятно, что они передадут Японии кого – то из похищенных и «чудесным образом выживших» японских граждан. Наверняка Пхеньян будет тянуть время и передавать информацию по частям, мелкими дозами. Такую манеру поведения диктуют КНДР суровые внешнеполитические условия, в которых существует северокорейский режим.

Но диалог между Токио и Пхеньяном имеет самостоятельную ценность. Смягчение японских санкций в отношении КНДР помогло бы восстановлению окончательно свёрнутых экономических связей между двумя странами, расширению каналов общения между ними и вело бы к росту взаимного доверия.

Похоже, что невзирая на все сложности, в Токио всё-таки намереваются продолжить осторожный поиск точек взаимопонимания с трудным партнёром и рассчитывают на прогресс в японо-северокорейских отношениях.

Текст: В. Гринюк


Примечания

  1. В течение 10 последних лет Генеральная ассамблея ООН принимала резолюции, осуждающие КНДР за нарушения прав человека, в том числе за похищения людей. Последняя по времени подобная резолюция была принята ГА ООН 18 декабря 2014 г. На этот раз она впервые включала рекомендацию Совету Безопасности передать эти вопросы на рассмотрение ICC (Международного уголовного суда). За резолюция было подано 116 голосов, против 20 ( в частности, против проголосовали представители России, КНР и Ирана), воздержались при голосовании представители 53 государств. – Ёмиури. 19.12.2014.
  2. Гайко фуораму. 12.2002. С.15.
  3. В. А. Гринюк. Проблема похищений японских граждан спецслужбами КНДР – болевая точка японо-северокорейских отношений.//Актуальные проблемы современной Японии. Выпуск XXII. Институт Дальнего Востока. Москва. 2006. С.115.
  4. URL: http://www.asahi.com./special/abdactees/report.html
  5. Проблема похищений японских граждан Северной Кореей. 2014. Министерство иностранных дел Японии. С. 4,7.
  6. Axel Berkofsky. Japan’s North Korea Policy: trends, controversies, and impact on Japan’s overall defense and security policy.// AIES-STUDIEN.Nr.2. Mai 2011. P.5.
  7. Haruki Wada. Japan-North Korea Relations – A Dangerous Stalemate. The Asia-Pacific Journal.Vol.25-2-09.-URL:http://Japanfocus.org./-Wada-Haruki/3176
  8. Ibid.
  9. The Strange Record of 15 Years of Japan-North Korea negotiations. By Gavan Mc. Cormac and Wada Haruki. Japan Focus. Sept. 2, 2005.URL:-http-://japanfocus.org/-Wada-Haruki/1894
  10. Рондза.2004.7. С.12-13.
  11. «Ёмиури». 24.05.2004.
  12. Там-же.
  13. Axel Berkofsky, op.cit.,p.6.
  14. URL:http://www.go.jp/region/asia/-paci/n_korea/abduction/invest0412.pdf
  15. URL: http://www.mofa.go.jp/region/asia-paci/n_korea/abduction/comment0502.pdf
  16. «Ёмиури».08.02.06.
  17. Проблема похищений японских граждан Северной Кореей. 2014. Министерство иностранных дел Японии. С.8.
  18. Там-же.
  19. Хираива Сюндзи. [Кин Сэй Он но кита тёсэн ] но кодо ронри о ёмитоку (Истолкование логики действий «Северной Кореи Ким Чен Ына»//Тюокорон. Октябрь 2014. С. 78
  20. Проблема похищений японских граждан Северной Кореей. 2014. Министерство иностранных дел Японии. С. 8.
  21. Иситака Кэндзи. Ёкота-сан фусай 37 нэн мэ но сукуи то ияси (Спасение и исцеление четы Ёкота на 37 году после трагедии). Бунгэй сюндзю. 2014. 5. С. 158-159.
  22. Накагава Такаси. Кита тёсэн но «нанка» но усиро ни «сиэн» э но китай (За «смягчением» позиции Северной Кореи кроется ожидание «помощи»). Тюо корон. Май 2014. С.81.
  23. Иситака Кэндзи, цит. соч., с. 156-157, 162.
  24. David Kang, University of Southern California. Jiun Bang. University of Southern California. Japan-Korea Relations. The Best of Times, the Worst of Times?//URL: csis.org/publication/comparative-connections-v16-n2, p. 123.
  25. Асахи.01.10.2014
  26. Press Conference by Minister for Foreign Affairs Fumio Kishida. URL:http//www.mofa.go.jp/press/kaiken4e_000116.html
  27. Асахи.07.10.2014
  28. Асахи.03.11.2014
  29. Ёмиури. 30.10.2014
  30. Асахи. 01.11.2014
  31. Тёсэн сёкуминти сихай то ва нани датта но ка (Что представляло собой колониальное господство в Корее?)//Сэкай. 2010.№ 1. С. 153.
  32. Ёмиури.01.11.2014.
  33. Ёмиури. 28.10.2014.
  34. В порядке возражения против этого довода К. Накаямы обратим внимание на факты, указывающие на активизацию в последнее время связей между Россией и КНДР. 30 сентября 2014 г. начался визит в Россию министра иностранных дел КНДР Ли Су Ёна; в 2014 г рост объёма импорта из России в КНДР по сравнению с 2013 г. составил 49% ( объём в 2014 г. 96,51 млн. долларов)(Ёмиури.02.10.2014); 18.11.2014 г. президент В.В. Путин встречался в Кремле с членом президиума Политбюро ЦК ТПК, секретарём ЦК ТПК Цой Рён Хэ, передавшим Президенту РФ послание от северокорейского лидера Ким Чен Ына (URL:www.kremlin.ru/news/47037)
  35. Накаяма Кёко. Рати мондай-кондо косо кита тёсэн но «хонкидо» о микивамэё (Проблема похищений. Именно сейчас выясним «степень серьёзности» Северной Кореи). //Тюокорон. Сентябрь 2014. С. 88.
  36. Там-же, с. 89.
  37. Там-же, с. 90.
  38. Там-же, с. 92-93.
  39. David Kang, University of Southern California. Jiun Bang. University of Southern California. Japan-Korea Relations. The Best of Times, the Worst of Times?//URL: csis.org/publication/comparative-connections-v16-n2, p. 124.
  40. Ёмиури.02.10.2014.
  41. Хираива Сюндзи. [Кин Сэй Он но кита тёсэн ] но кодо ронри о ёмитоку (Истолкование логики действий «Северной Кореи Ким Чен Ына». //Тюокорон. Октябрь 2014. С.85.
  42. Там-же.

2011-02-22-p-01-0

Категория: Новости, Общество, Политика, Происшествия, Япония

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

День Победы
Единая Корея