зимние олимпийские игры 2018 Пхёнчхан
школа корейского языка

Олимпийское перемирие: каков потенциал сближения Северной и Южной Кореи в контексте олимпийских договоренностей?

| 19 января 2018 | Комментариев нет

OneKorea.RU – Важнейшим событием наступившего года в сфере региональной безопасности в Северо-Восточной Азии стало проведение переговоров между представителями КНДР и Республики Корея в Пханмунчжоме (демилитаризованная зона). Данные переговоры стали первым за два года официальным мероприятием с участием двух государств, отношения между которыми за последние годы прошли через несколько этапов обострения, обусловленных, как принято считать, развитием ракетно-ядерной программы КНДР и создаваемой ею угрозой безопасности Южной Кореи и других стран региона, а также системе нераспространения ОМУ в целом. Основной темой переговоров стало участие спортсменов из КНДР в зимних Олимпийских играх в Пхёнчхане, Республика Корея. По итогам переговоров было принято несколько решений, в частности, стороны договорились о совместном выходе спортсменов двух стран на церемонии открытии Олимпиады под одним флагом, а также о формировании единой сборной команды по женскому хоккею.

В контексте межкорейских отношений сам факт проведения переговоров имеет определенное значение, пусть и с некоторыми оговорками. Кроме того, встрече официальных представителей Севера и Юга предшествовало несколько важных событий – например, стороны восстановили «горячую линию» (специальная линия прямой связи); со стороны Южной Кореи и США последовало заявление о переносе ежегодных совместных военных учений «Key Resolve» и «Foal Eagle» на более поздний срок; по имеющейся информации, стороны обсудили возможность проведения встреч членов разделенных семей, что традиционно считается «маркером» потепления отношений между Северной и Южной Кореей. Тем не менее, даже в совокупности данные факторы вряд ли смогут оказать существенное влияние на ситуацию на Корейском полуострове и регионе Северо-Восточной Азии в целом.

Выдвигая прогнозы относительно дальнейшего развития событий, вполне вероятно возникновение неоправданного оптимизма относительно влияния заявленных совместных инициатив и предпринятых действий двух Корейских государств на характер двусторонних связей и ситуацию в регионе в целом. Примеры сближения на основе гуманитарного сотрудничества уже имели место в истории политических отношений на Корейском полуострове (например, сближение КНДР и РК в 70-х годах ХХ века при посредничестве Красного креста по вопросам организации встреч членов разделенных семей), однако эпизоды краткосрочного потепления отношений не приводили к дальнейшему углублению межкорейского диалога и росту взаимопонимания между сторонами. Подобные инициативы, как как правило, решают сиюминутные, тактически задачи (например, в контексте современной ситуации в случае Южной Кореи можно сделать предположение о намеренном создании «информационного шума», отвлекающего внутреннюю и внешнюю аудиторию от спорной сделки южнокорейского руководства с ОАЭ), оставляя практически неизменным фундамент, на котором выстроена система конфронтации на полуострове – практику обоюдных провокаций (ракетные пуски и ядерные испытания КНДР / совместные военные учения Южной Кореи и США), а также отсутствие легитимных и эффективных многосторонних переговорных платформ с участием обоих Корейских государств и других вовлеченных сторон.

Даже в наиболее оправданном оптимистичном сценарии поле для действий сторон представляются ограниченными. Примером реальной настроенности сторон на сотрудничество могли бы стать переговоры о возобновлении работы Кэсонского промышленного комплекса, замороженного на волне обострения межкорейских отношений в 2016 году, однако в свете последних решений Совета Безопасности ООН (в частности, Резолюции №2371 и предусмотренных в ней секторальных мер) возобновление работы комплекса на прежних условиях (труд северян – капитал и средства производства южан) представляется маловероятным – с точки зрения оппонентов КНДР, средства, вырученные от работы предприятий в Кэсоне, могут быть направлены на развитие ракетно-ядерной программы Севера. Более фундаментальные сдвиги в status quo, например, возрождение многостороннего формата обсуждения основных проблем региональной безопасности (например, ядерной проблемы КНДР) блокируются жесткой позицией отдельных вовлеченных государств, на которую обозначившееся потепление ещё не оказало существенного влияния.

Иными словами, текущее сближение нисколько не снижает степень напряженности на полуострове, а только переносит прогнозируемое обострение на более поздний срок, не создавая реальной опоры для смягчения конфронтации.

Текст: Игнатов Александр Александрович
м.н.с. Центра исследований международных институтов (ЦИМИ) РАНХиГС

2017-10-03_08-33-31

Категория: Новости, Политика, Россия, Спорт

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

День Победы
Единая Корея