Паракорд-проект АртАгрессор браслеты из паракорда
браслеты из паракорда плетение на заказ
Сержант Виктор Королев неизвестный герой войны в Корее

Президентские выборы в Южной Корее

| 15 октября 2012 | Комментариев нет

OneKorea.RU – 19 декабря в Южной Корее состоятся выборы нового главы Республики Корея. Общественная и политическая культура Южной Кореи существенно отличается от ситуации в России, специально для “Единой Кореи” современную корейскую специфику прокомментировал Ким Ен Ун, эксперт-кореевед.


Ким Ен Ун
обозреватель

О президентских выборах в Южной Корее

19 декабря 2012 года состоятся очередные демократические выборы президента Республики Корея. Осталось меньше двух месяцев и вполне в демократических традициях до сих пор неизвестно, кто будет избран высшим руководителем государства и во многих столицах государств, даже далеко расположенных от границ Южной Кореи политические аналитики пытаются предугадать, обосновать выбор того или иного кандидата.
Но при любом новом президенте, будь то Пак Кын Хе, Мун Чже Ин или Ан Чел Су, страна как во внутренней политике, так и во внешней, и особенно, в межкорейской политике уже не будет проводить неконсервативную политику. Политика Южной Кореи будет либо левоцентристской либо центристкой, даже не правоцентристкой. Общество изменилось, позиции консерваторов стабильно слабеют и их вообще-то ждет очень сильный институциональный кризис. Как известно, на выборах в парламент в апреле 2012 года правящая партия, хотя она завоевала большинство мест, по полученным голосам две оппозиционные партии – Объединенная демократическая партия и объединенная прогрессивная партия получили больше голосов избирателей, чем правящая Сенури. Если бы не стратегический талант и харизма Пак Кын Хе, правящая партия могла получить чуть более трети голосов и у нее не было бы никаких шансов на сохранение власти на новых президентских выборах.

Сама Пак Кын Хе относится по своим взглядам, конечно, не к левым, но ситуация в стране и в обществе вынуждают ее мигрировать в сторону центра. Выдвинутые ею в ходе предвыборной кампании предложения, при их исполнении, должны вести страну в сторону более социально ориентированного общества и государства, чем это имело место на протяжении, пожалуй, всех лет ее существования.
А возможный приход к власти Мун Чже Ина или Ан Чел Су вообще произведет сдвиг очень сильный в сторону левого центра, причем даже в большей степени, чем при Ким Дэ Чжуне или даже Но Му Хене.
Это не может не сказаться и на состоянии и перспективах межкорейских отношений, которые сейчас находятся в худшем состоянии, чем даже 30 лет назад. Если в 2007 году Республика Корея занимала более 60% всей внешней торговли КНДР, то сейчас на ее долю приходится чуть больше 20% и при продолжении нынешнего курса со стороны Южной Кореи, доля эта будет снижаться еще больше. Причем, если в 200-2007 годы торговый оборот КНДР в основном рос за счет импорта и работы Кэсонского промышленного комплекса, то рост внешнеторгового оборота КНДР за последние 4 года почти в три раза сопровождался таким же ростом экспорта из КНДР, причем не оружия, а продукции собственной горнорудной, электротехнической и рыбной промышленности. Республика Корея существенным образом потеряла свои позиции на рынке КНДР. А о потерях политических, доверия друг другу и не приходится говорить. Исправить то, что было упущено за последние пять лет, придется долго и тяжело. Но обнадеживает то, что все три потенциальных на сегодня претендента на пост президента говорят о необходимости нормализации межкорейских отношений, снижении напряженности в отношениях, активизации экономического сотрудничества.

Интерес России к этим выборам особый. Он особый в силу трех особых причин.

Первая связана с тем, что за 22 года, прошедшие после установления дипломатических отношений, между нашими странами сложились вполне дружественные отношения, значительно выросли экономические и торговые связи, происходят регулярные встречи высших руководителей наших стран и в международных делах мы сотрудничаем в рамках таких крупных форумов, как АТЭС, Группа 20, саммиты Восточной Азии, а также на шестисторонних переговорах по денуклеаризации Корейского полуострова в Пекине.
Понятно, что для дальнейшего поступательного развития сотрудничества наших стран многое будет зависеть от курса администрации нового президента РК и тех кругов политической, экономической и социальной элиты, которая будет формировать политику страны. Конечно, мы понимаем, что президент не всемогущен, он опирается на поддержку определенных слоев общества и отражает их интересы, но все же многое будет зависеть от личности президента. И для нас будет интересно, какие социальные и политические силы получат такую поддержку населения, которое позволит им привести к власти своего представителя. Мы также понимаем, что Россия для Республики Корея – не главный и даже не второй и третий партнер как в сфере политики, безопасности, так и в сфере экономики, торговли и культуры. Но нам бы хотелось, чтобы новый президент Республики Корея был настроен и мог осуществить меры, которые укрепили и расширили бы сферы сотрудничества с Россией, с тем, чтобы постепенно формировать стратегическое партнерство, чтобы это партнерство наполнялось практическими и конструктивными делами во благо наших народов, а не ограничивались красивыми словами, не подкрепляемыми делами.

Вторая связана с тем, что наши страны примерно в одно время перешли от авторитарных режимов к демократии. Разумеется, масштабы наших государств совершенно другие, обстоятельства перехода к демократии также были разные. Если в Республике Корея переход к демократическому строю происходил в рамках одной социально-экономической системы, на принципах рыночной экономики, то в России этот переход осуществлялся в условиях смены социально-экономической и политической, правовой системы, что породило фактическое разрушение экономики, резкое ослабление боеготовности вооруженных сил, особенно сухопутных войск, оборонной промышленности и высокотехнологичных отраслей народного хозяйства, резкое снижение уровня жизни подавляющего большинства населения, и даже фактическому состоянию гражданской войны в некоторых регионах страны. При этом в России сохранялись многие нормы социальной поддержки населения, которые существовали в Советском Союзе и, если говорить откровенно, не должны были существовать в условиях рыночной экономики. Все это привело к падению эффективности экономики, а, соответственно, и форм и темпов развития демократии в стране. Россия восстановила свой экономический потенциал только к 2009-2010 году. Поэтому нам интересен опыт Южной Кореи в демократизации общественно-политической жизни и экономики.

Третья, но не последняя по значимости причина связана с тем, что Республика Корея является участником одного из самых старых и сложных международных кризисов – Корейской проблемы. На ситуацию на Корейском полуострове во многом влияет политика мировых политических, экономических и военных гигантов, но сейчас настало время, когда основными действующими лицами корейской проблемы являются сами корейские государства. Именно способность или неспособность руководителей двух корейских государств найти разумный компромисс и вступить в процесс постепенного налаживания отношений сначала в области экономики, торговли, науки, а затем культуры, туризма, безопасности, дипломатии будет определять развитие корейской проблемы на ближайшие десятилетия.

Корейская проблема непосредственно затрагивает Россию не только в силу географического фактора, а, следовательно, влияния на безопасность России (мы вынуждены держать в регионе немалый военный потенциал на случай возможного обострения, а то и конфликта), но и экономики, внешней торговли, логистики. Россия теряет многие миллиарды долларов из-за того, что не может осуществлять транзит своих и других стран экспортных и импортных грузов через Корейский полуостров.
Поэтому для нас важно, какую межкорейскую политику будет осуществлять новый президент Республики Корея.

Мы понимаем, что президентом будет кто-то из трех наиболее интересных кандидатов в президенты – Пак Кын Хе, Мун Чже Ин, Ан Чел Су. Они личности, несомненно, сильные, ответственные, патриоты своей страны и имеют свой серьезный избирательный актив, который при определенных обстоятельствах поможет победить в этом году. Думаю, что другие кандидаты, например, видный политический деятель, бывший министр труда, бывший губернатор провинции Кенги Ри Ин Чже, при всем моем личном уважении к нему, не имеют никаких шансов быть избранными президентом на выборах 19 декабря.
Все трое заявили о желании нормализовать межкорейские отношения при соблюдении договоренностей, достигнутых в 1991, 2000 и 2007 годах. В России приветствуют такой подход.

Считаю также важным отметить, что Россия никогда не пытается вмешиваться в избирательные процессы в других странах, и не высказывает каких-то мнений о предпочтительности того или иного кандидата в президенты другой страны. Мы всегда уважаем выбор народа другой страны, как и своей страны и будем налаживать конструктивные отношения с лидерами, избранными народом. Хотел бы также отметить одну особенность политики президента России В. В. Путина. Философия Путина – государственного деятеля такова: он будет работать с любым руководителем другой стороны, которого изберет народ. Он готов, может и способен установить и сохранять отношения сотрудничества с любым зарубежным лидером. Хотел бы напомнить о позиции Путина по вопросу отношений с М. Ромни. Известно, что Ромни не один раз высказывался о России как враге номер 1 США и выступает за фактическую политику конфронтации с Россией. В опубликованном 6 сентября 2012 г. интервью англоязычной телекомпании «Russia Today» на вопрос интервьюера сможет ли Путин работать с Митом Ромни, если он будет избран президентом США, В. Путин ответил: «Сможем. Кого американский народ изберёт, с тем и будем работать, но будем работать настолько эффективно, как этого захотят наши партнёры».
И даже внутри страны он привлекает на высокие государственные должности своих политических противников, лишь бы они работали в интересах России. Примером может служить назначение вице-премьерами Дмитрия Рогозина (ответственный за оборонный комплекс), Ольги Голодец (ответственная за социальные вопросы), руководителем Антимонопольного комитета России Игоря Артемьева, губернаторами двух областей представителей оппозиции.
Поэтому Путин готов работать и с новым президентом Южной Кореи настолько эффективно, насколько они будут готовы работать с Россией, разумеется в своих национальных интересах.

Что касается моего личного мнения о том, кто может быть избран президентом Республики Корея 19 декабря 2012 года, то я исхожу из следующих соображений. Из трех наиболее вероятных кандидатов на пост президента я лично знаком только с Пак Кын Хе, имел не один раз с ней беседу. Могу сказать, что она производит приятное впечатление тем, что умеет слушать собеседника и не пытается как-то показать свою значимость. Для политика такого уровня это очень важное качество, т.к. я в своей жизни сталкивался со многими политиками разного уровня, начиная от глав государств, правительств и заканчивая депутатами муниципалитетов. Большая часть из них чужое мнение мало интересует и использует любую беседу для навязывания своего мнения. Что касается области интересов госпожи Пак Кын Хе, могу сказать, что образование инженера-электронщика, а также пятилетнее исполнение функций первой леди страны после трагической гибели своей матери и последующая работа в сфере образования и политики обеспечили широчайший кругозор в самых различных сферах. Она блестящий тактик и в то же время, по моему мнению, вопреки мнению некоторых политологов Южной Кореи, обладает стратегическим мышлением. И еще важно, что она человек слова, раз что-то пообещав, она выполняет это обещание, если даже его выполнение не приносит ей никаких дивидендов. Вот эта ее верность слову и честность не позволяют противникам как-то морально подорвать ее авторитет.

Разумеется, нет политика, который был бы полностью избавлен от ошибок. Не ошибается только тот, кто ничего не делает, а плывет только по течению. А практикующий политик неизбежно сталкивается с выбором дела и людей, соратников и помощников. Но о политике надо судить не по его ошибкам, а по его достижениям, тем более когда эти достижения во много крат превосходят его ошибки. Кстати, я бы отнес это положение и к оценке личности и деятельности ее отца, покойного президента Пак Чжон Хи. Ее политические противники как в собственной партии, так и из соперничающих партий все время заставляют ее извиняться за действия ее отца. Что тут сказать. В цивилизованном, демократическом, культурном обществе родители отвечают за деяния своих детей, но не дети за своих отцов. Когда заставляют детей каяться за своих отцов – это свидетельство дикости нравов общества и тех, кто к этому призывают. И я бы на все эти нападки ответил бы, что, да, были ошибки у президента Пак Чжон Хи, но если взвесить на весах истории всю его деятельность, то получится, что на 80% он был прав, а на 20% неправ (ошибался, совершал недемократичные действия), поэтому оценим его таким образом и пойдем дальше, утверждая демократию, не допуская впредь его ошибок и продолжая дальше его линию на модернизацию страны на основе инновации и демократии. Мудрые китайцы в свое время закрыли все спекуляции по поводу Мао Цзедуна, сказав, что он был на 70% прав, а на 30% неправ.

Ситуация сейчас в предвыборной кампании такова, что если все трое вышеназванных кандидатов выйдут на финишную прямую, то вне всякого сомнения победит Пак Кын Хе, потому что в Южной Корее пропорциональная система подсчета голосов, т.е. кандидат, набравший хотя бы на один голос больше, чем его ближайший соперник, становится победителем. А она по популярности примерно на 15% опережает и Мун Чже Ина и Ан Чел Су. Если два ее самых сильных противника сумеют объединиться и выставят единого кандидата, то здесь возможны варианты. Единый кандидат, по замыслу представителя Объединенной демократической партии (ОДП) Мун Чже Ина должен быть только членом этой партии. Как мне представляется, предложение Мун Чже Ина объединиться под флагом ОДП не устраивает Ан Чел Су, который в президентскую гонку вступил с лозунгом политического банкротства существующих партий и если он при этом вступит в какую-то из действующих партий, то он лишается своего главного преимущества – независимости от партийных дрязг и коррупции. Предложение Ан Чел Су объединиться на непартийной основе, в свою очередь, не устраивает Мун Чже Ина, потому что тогда Объединенная демократическая партия приводит к власти не своего кандидата и может окончательно на долгие годы потерять политический вес.
Поэтому, по моему мнению, господин Мун при всех его достоинствах и опыте правозащитника и главы Администрации Президента при Но Му Хене скорее всего не будет избран президентом.

Известно, что идеологический советник Мун Чже Ина профессор Сеульского государственного университета Чжо Гук предложил следующие три стадии объединения Муна и Ана: первый этап – образование совместной группы по политической реформе, второй этап – создание совместной программы политических реформ, третий этап – определение единого кандидата на основе программы, исходя из критерия, кто лучше обеспечит выполнение этой программы. Как стало известно 14 октября, Ан отказался от образования совместной группы.

У профессора Ан Чел Су, при всей привлекательности его для молодых избирателей и для тех, кто разочаровался в политиках, нет опыта политической деятельности, своей политической опоры, организованной структуры в стране, которая могла бы мобилизовать как сторонников обновления, так и колеблющихся.

Конечно, против Пак Кын Хе играют многие факты.

Во-первых, партия, которую она сейчас представляет, не сумела до сих пор очистится от имиджа неоконсервативной, погрязшей в коррупции партии (я не говорю, что она вся такая, но многие ее высших руководители обвинены в неблаговидных действиях и даже осуждены, к тому же многие ближайшие соратники нынешнего президента, пришедшего к власти в качестве кандидата от предшественницы нынешней правящей партии, осуждены за взятки и другие неблаговидные дела) и будет тянуть назад. Недавно вынужден был признаться в получении взяток бывший сопредседатель ее избирательного штаба Хон Са Док, шесть раз избиравшийся депутатом парламента.

Во-вторых, в Южной Корее до сих пор не преодолен мужской шовинизм и многие не только мужчины, но и женщины активно не хотят иметь президента-женщину. Некоторые даже утверждают, что, вот, мол, случись война с Севером, как может женщина – Главнокомандующий Вооруженными силами справиться с ситуацией.
Но в нынешней ситуации все эти моменты могут оказаться не самыми важными в выборе избирателей 19 декабря.

В любом случае важно, что Южная Корея после выборов будет другой, потому что поменяется политическая структура общества. Три вышеназванных кандидата условно делятся на консерватора (Пак Кын Хе), левоцентриста (Мун Чже Ин) и левого (Ан Чел Су). По взглядам и действиям Пак скорее можно отнести не к консерваторам и даже не к правоцентристам, а к центристам. Что касается Мун Чже Ина – он скорее правый левоцентрист. Ан Чел Су по своим взглядам – типичный левоцентрист. Поэтому при любом результате президентских выборов произойдет серьезное ослабление позиций консерваторов и неоконсерваторов. Можно, конечно, сказать, что Пак Кын Хе придет к власти под лозунгами Сенури, которая является правопреемницей консервативной партии Ханнара. Но, во-первых, в предвыборных высказываниях Пак и в программных установках этой партии преобладают моменты социальной направленности, что сдвигает ее к центристскому политический спектру, во-вторых, в Южной Корее все партии всегда были вождистскими и поэтому взгляды лидера партии всегда лежали в основе идеологии и политики партии. А Пак Кын Хе – не только харизматичный лидер, но и политик, показавший личное мужество и способность в проведении своей политической линии.

&#169Ким Ен Ун, 2012
публикуется с согласия автора

Теги:

Категория: Новости, Общество, Политика, Южная Корея

Добавить комментарий

корейский интернет магазин
корейская косметика