единая корея празднует 10 летний юбилей
медицинский туризм в корее
Сержант Виктор Королев неизвестный герой войны в Корее

Возрождая корейский эпос

| 12 января 2015 | Комментариев нет

OneKorea.RUВ данном произведении четко прослеживается связь с древними корейскими легендами. Автор оперирует символикой, присущей таким корейским сказаниям, как миф о Чо Ене, сказание о Чу Моне и многим другим. В легенде присутствуют известные персонажи древнего корейского и китайского эпоса – хвараны, драконы, а также небожители и монахи, старец-посланник и, наконец, члены королевской семьи. Наличие стиха хянга в стиле древней корейской поэзии в очередной раз подчеркивает эту связь с древними сказаниями. Ведь хянга в корейской легенде – самостоятельное произведение, которое в краткой, нередко символичной форме, содержит в себе мораль сказания и направляет дальнейшее развитие сюжета.

Как многие корейские легенды, данное произведение наряду с интересным самобытным сюжетом, привлекающим внимание читателя к различным обрядам, верованиям и быту корейского народа, опирается на конкретные ценностные ориентиры, составляющие мораль сказки, некий урок, который читатель должен извлечь из данного повествования. К примеру, здесь акцент сделан на таких общечеловеческих ценностях, как терпение и прощение, находчивость в трудных ситуациях, почтение к старшим через призму отношений родителей и детей, государя и его ближайших соратников. Автор отводит центральную роль прощению, самопожертвованию ради других и любви к своей стране. Именно этими ценностями руководствуются главные герои легенды – государь, принц Кен Хун и хваран Юн Гю.

Тема прощения и любви звучит основным лейтмотивом и в стихе хянга. Доброжелательность ко всем людям, отсутствие враждебности и умение прощать своих врагов, самопожертвование – эти ценности среди прочих всегда были присущи духу корейского народа. Автор делает попытку «вернуться» к этим основополагающим ценностям через «возрождение» древней корейской легенды, ее символизма, персонажей и сюжетных линий, которые также несут в себе определенный символический подтекст. В свою очередь, стиль легенды, наполненной самобытной корейской символикой, уникальными персонажами, а также мистикой, вполне способен заинтересовать многих читателей.

Данная работа представляет собой новый взгляд на древнюю корейскую легенду. В ней сохранена определенная структура, присущая древнему корейскому эпосу. Автор использует символизм и персонажей из корейских сказок, дополняя их нестандартным развитием сюжета и новыми подробностями, которые лаконично включены в общую картину повествования.

С другой стороны, любовь, прощение, преодоление испытаний и торжество добра над злом, о котором повествует легенда, также являются основными мотивами сказок народов мира. Как следствие, автор надеется, эта работа будет близка и понятна многим людям вне зависимости от их национальной принадлежности. Название легенды – «Друг царя, враг царя и принцесса – пурпурная яшма» представляет главных действующих лиц.

© 2014 Раднега

Друг царя, враг царя и принцесса – пурпурная яшма

Давным-давно у одного царя родилось семь сыновей. После рождения каждого из них царь и царица печалились все сильнее, так как царская чета мечтала о принцессе. Когда родился последний сын, принц Кен Хун, царица сильно занемогла после родов, а царь лишился сна.

Чтобы излечить царя и царицу во дворец созвали всех придворных лекарей и шаманок. В течение трех дней шаманки били в барабаны и читали заклинания, а лекари готовили для царя с царицей разные настои. Однако ничего не помогало. Царица, как прежде, была очень слаба и не могла подняться с постели. Государь страдал от бессонницы и по ночам бродил по саду и коридорам дворца. Однажды он решил позвать к себе своего друга – знаменитого хварана Юн Гю и тотчас послал за ним человека.

Под утро, хваран Юн Гю явился к восточным воротам дворца и остановился перед ними. Слуга торопил его скорее войти во дворец и предстать перед государем.

– Господин, пойдемте скорей во дворец! Как вам хорошо известно, царь наш страдает от мучительной бессонницы. Сегодня ночью он велел привести вас к нему и ждет уже несколько часов. Прошу Вас, поспешите!

– Ступай один, я приду позже. Сегодня прекрасная ночь, я хочу насладиться ее прохладой и полюбоваться на восход солнца.

Слуга, удивленный ответом хварана, поспешил во дворец к царю. Хваран Юн Гю присел под сосной, которая росла на небольшом холме у восточных ворот, и терпеливо ожидал рассвета. Луна все еще была на небе, которое еще несколько часов назад было черным, как смола, и постепенно стало светлым как нежный топаз. Вдалеке показались первые отблески зари.

Вдруг он достал из своей сумки кисть, чернила, веер, расписную деревянную шкатулочку. Кисть «танцевала» в умелой руке Юнгю. На веер ложились изящные линии, превращавшиеся в строчки стиха хянга:

Как солнце тоскует по небосводу и встречает его на рассвете,
Как прохлады ищет луна, и находит ее в дымке ночи.
Так купец, что ищет пурпурную яшму, приобретет у Небесного Царя.
О, друг мой, чего же тебе еще надо?!
Как солнце тоскует по небосводу и теряет его с вечерней зарей,
Как прохлады ищет луна и теряет ее с первым лучом солнца,
Так купец, утратит и яшму, и друга с приходом врага, Владыки морского.
О, друг мой, чего же тебе еще надо?!
Как солнце тоскует по небосводу и встречает его на рассвете,
Лишь терпеливо приняв ненавистную ночь,
Как прохлады ищет луна, и находит ее в дымке ночи,
Лишь нежно обняв ненавистный ей день,
Так купец, что ищет пурпурную яшму и друга, приобретет у Небесного царя,
Лишь приняв и обняв врага своего – Владыку морского.
О, друг мой, чего же тебе еще надо?!

Дописав последнюю строчку, Юнгю, поднял голову и посмотрел на горизонт. Красный диск солнца виднелся наполовину. Собрав кисти, чернила, он положил их обратно в свою сумку, а веер и шкатулку спрятал на самой пологой ветке сосны. После этого хваран спокойно направился домой, так и не войдя в царский дворец. Через несколько минут к сосне прибежал слуга в поисках хварана, которого уже и след простыл. Слуга спешил обрадовать его тем, что впервые за долгое время, государю удалось заснуть на несколько часов. Никто не посмел разбудить царя, чтобы доложить о приходе Юн Гю.

Проснувшись утром, государь очень опечалился и рассердился, узнав, что его друг приходил ночью его навестить и не смог с ним встретиться. Затем царь поспешил на то самое место у сосны, где хваран провел ночь и встретил рассвет. Он вспомнил, как они с Юн Гю играли в детстве и оставляли друг другу секретные послания на ветках сосны, что росла у восточных ворот дворца. Он подошел к сосне и, на удивление всех придворных, принялся что-то искать в ее ветвях. Вскоре царь обнаружил и веер, и шкатулку, спрятанную другом.

Государь быстро убрал найденные предметы в широкий рукав своего платья и поспешил в кабинет, так как ему очень хотелось как можно быстрее прочесть послание хварана. Как только царь зашел в свои покои, он приказал всей свите удалиться, а затем сел за стол и достал из рукава веер со шкатулкой. Хянга, сочиненная Юн Гю, очень встревожила государя. Он долго вертел в руках маленькую деревянную шкатулку, которая, как, оказалось, была совершенно пуста. Созвав всех своих министров, царь отдал несколько важных приказаний. Отныне по всему морскому побережью должны были выставить дополнительные дозоры, построить укрепления.

Дворцовые слуги тщетно пытались найти хварана Юн Гю, который покинул город той же ночью. Царь сильно горевал оттого, что потерял своего близкого друга. Спустя три дня королева выздоровела, а король каждую ночь спал как младенец, позабыв про бессонницу.

Прошло семнадцать лет. Постепенно забылись события той ночи, когда пропал Юн Гю. В королевском дворце подрастало семь принцев. Шесть принцев были не только прекрасны лицом, но и искусны в стрельбе из лука, стихосложении, политике и военном деле. И только принц Кен Хун совсем не проявлял интерес к подобным вещам. Он также сильно отличался от своих братьев своими правильными, но чересчур резкими чертами лица.

Младший принц был сильно увлечен магическими тайнами. Днями напролет он беседовал с хваранами и кудесниками. В его комоде хранилось огромное количество диковинных предметов и книг. Много раз отец и мать просили его оставить это недостойное члена королевской семьи занятие, и принц каждый раз обещал им, что больше никогда не будет этим заниматься. Однако, сколько ни пытался Кен Хун, так и не смог бросить свое увлечение магией.

Узнав об этом, царь велел Кен Хуну немедленно отправляться на дальние рубежи вместе с генералом Паком, в надежде, что его непутевый сын возьмется за ум и освоит военное дело. Генерал Пак с радостью согласился сопровождать его. На следующее утро он сел на корабль вместе с принцем, и отплыл к восточному побережью. От скуки молодой принц время от времени беседовал и, одновременно, упражнялся, сражаясь с генералом Паком на мечах:

– Принц Кен Хун, Вы все такой же медлительный, как дворцовая черепаха!

– И Вы, генерал Пак, все также многословны во время схватки. На вашем месте я бы поберег силы для победы.

– Как прикажете, Ваше Высочество. Я замолкаю, так как прямо сейчас собираюсь одержать еще одну победу.

С этими словами Генерал Пак нанес мощный удар по мечу противника, выбив его из рук принца. Они продолжили беседу за обедом:

– Ваше Высочество, позвольте спросить.

– О, Генерал Пак, неужели, появилось что-то, что Вас волнует, кроме армии. У меня сегодня хорошее настроение! О чем же, Генерал Пак, вы собирались меня спросить? Так и быть, я отвечу Вам на любой вопрос.

– Как случилось, что Вы так разгневали нашего государя?

– Ах, генерал Пак, хотя я дал ему слово, что больше не буду заниматься магией, и даже велел слугам выбросить все мои амулеты и книги, но так и не смог сдержать свое обещание. Кто-то во дворце доложил об этом отцу и он очень рассердился.

Генерал и Кен Хун провели в путешествии около недели. Однажды они отправились вместе на небольшой остров, где им пришлось заночевать, так как вскоре начался сильный шторм. Принц проснулся среди ночи и решил пройтись по берегу моря. Шторм стих, но большие волны все еще вздымались одна за другой и разбивались о прибрежные скалы, превращаясь в пену. Во время своей прогулки Кен Хун заметил старика, сидящего на камне и глядящего в море, и решил с ним заговорить. Как только он подошел, старик обернулся прекрасным юношей.

Посланник Небесного царя, а это был именно он, поведал принцу о том, что вскоре из моря явится черный дракон, который разрушит много городов и королевский дворец. Небесный царь остановит дракона, если Кен Хун вернет ему пурпурную яшму из Небесного дворца до полнолуния.

Если принц не сможет добыть яшму в положенный срок, то в полнолуние черный дракон разрушит королевский дворец и все государство. Принц решил не терять ни секунды, ведь до полнолуния оставалось семь дней. Он попрощался с посланником и поспешно разбудил генерала Пака, рассказал ему все, и они отправились на поиски.

Прошел день-другой, а путники так и не смогли ничего узнать о пурпурной яшме. В одной деревне принц спросил проходивших мимо трех буддистских монахов о том, не слышал ли кто-нибудь из них о пурпурной яшме из Небесного дворца. Старый монах Ком Йонг, улыбнулся и вытащил что-то-то из рукава. В его руке была золотая шкатулочка в форме черепахи. Ком Йонг хвалился, будто бы недавно он был приглашен в Небесный дворец и Небесный правитель поручил ему хранить эту шкатулку. Он приоткрыл ее, и генерал с принцем увидели, что внутри лежит большая пурпурная яшма. Принц просил монаха продать ему яшму, но Ком Йонг не соглашался. Он сказал, что готов отдать ее, если принц разгадает его загадку. Кен Хун закивал в знак согласия. Монах, недолго думая, загадал такую загадку:

В перья парящего в море, в лапы парящего в небе, ужас одет.
Птицы и звери, сосны, цветы, и живущие лишь сотню лет,
В лесах ли, в горах ли, куда ни пойдут,
Везде все от света и слез погибель найдут.

Кен Хун, который прочел множество магических книг, легко сумел разгадать загадку Ком Йонга.

– Это дракон. Кожа его в рыбьей чешуе, когти его остры как у ястреба. Все: растения, звери и люди погибают от его яркого пламени и от страданий, которые он сеет на своем пути.

– Верно.

Монах тут же отдал ему шкатулку.

Принц с генералом Паком возвращались на лодке к острову, где Кен Хун повстречался с посланником Небесного царя. Кен Хун спешил передать ему яшму. Он не мог усидеть на одном месте. Вдруг брызги воды попали на одежду принца. В тот же миг шкатулка, которую он хранил в рукаве, исчезла, а в посреди лодки появилась прекрасная девушка.

– Кто ты? Откуда ты взялась?

– Меня зовут принцесса Сон Пек Ок. Вчера вечером я сладко уснула в Небесном дворце и проснулась только сейчас. Кто вы такие? Где я?

– Не бойся, принцесса. Я – принц Кен Хун, а это – генерал Пак. Как раз на том острове, куда мы сейчас плывем, нас ждет посланник Небесного царя, и мы попросим его отвезти тебя домой.

Лодка причалила к берегу. Принцесса и Генерал Пак сошли на берег первыми, а принц Кен Хун остался в лодке, чтобы закрепить якорь. Вдруг море вскипело, и из него появился черный дракон, который потребовал отдать ему пурпурную яшму. Принц солгал, что яшма по-прежнему у него в шкатулке, тогда дракон схватил лодку с принцем и утащил с собой на морское дно. Кен Хун едва успел прокричать генералу Паку, чтобы он защищал принцессу и встретился с небесным посланником вместо него.

Генерал Пак очень горевал о том, что не смог уберечь молодого принца. Однако делать было нечего, и он вместе с принцессой несколько раз обошел весь остров в поисках юноши-посланника, но так никого и не нашел. Тогда он вернулся во дворец и рассказал государю о печальной судьбе его сына и о приближающейся беде.

Царь с царицей, которые горько оплакивали гибель своего сына, в тот же день провели поминальную службу по принцу Кен Хуну. На следующий день шесть принцев с генералами и войсками были отправлены к морским рубежам, чтобы сражаться с драконом. Принцесса Сон Пек Ок осталась во дворце и старалась утешить государя и королеву. Они полюбили ее как родную дочку и от всего сердца заботились о ней. Все в королевстве души не чаяли в прекрасной принцессе, которая была добра и приветлива ко всем.

На шестой день явился ко двору посланник Небесного царя. Он напомнил об уговоре с принцем Кен Хуном и попросил вернуть ему шкатулку с пурпурной яшмой. Царь ни за что не хотел расставаться с принцессой Сон Пек Ок. Он объявил, что сам отправится в Небесный дворец и отдаст Небесную царю пурпурную яшму. Юноша – посланник согласился. Генерал Пак вызвался сопровождать государя. В тот же день они покинули дворец.

Принцесса-яшма, узнав, что царь отправился на встречу в небесный дворец без нее, тут же собралась и догнала свиту государя. Встретившись тайком с генералом Паком, она уговорила его взять ее с собой, спрятав ее среди своих солдат. Прибыв в Небесный дворец, государь прошел в главный зал, где восседал на своем троне Небесный правитель.

– Привез ли ты мне пурпурную яшму?

– Увы, я не привез ее с собой.

– Как же ты посмел явиться сюда с пустыми руками!

Государя и генерала Пака тотчас схватили и бросили в темницу. В день полнолуния их снова привели к Небесному правителю, который неторопливо начал свою речь:

– Знаешь ли ты, государь, что именно в эту минуту черный дракон стремительно движется к твоему дворцу, на своем пути он разрушает деревню за деревней, город за городом. Храбрые принцы ранены, и ни одно войско не в силах справится с этим чудовищем! Отдай мне пурпурную яшму, и я остановлю дракона.

– Увы, я не привез ее с собой.

– Что ж, тогда смотри, как погибнет твоя страна.

Не успел небесный царь произнести эти слова, как из свиты выбежала принцесса Сон Пек Ок. Она кланялась небесному правителю, прося пощады для царя и всего королевства, взамен обещала остаться в небесном дворце навсегда. Небесный правитель согласился. Он произнес заклинание и девушка исчезла. А на полу, где стояла принцесса, появилась блестящая пурпурная яшма невиданной красоты. Небесный правитель продолжил:

– Черный дракон уже повернул назад, к морю. Царь, ты храбр. Я прощаю тебе твою дерзость.

– Благодарю Вас за то, что спасли мою страну и сохранили мне жизнь.

– Не захватил ли ты с собой подарки твоего старого друга, знаменитого хварана Юн Гю? Я слышал о нем много хорошего.

– Да, они у меня.

– Отдай мне деревянную шкатулку.

– Вот она.

Небесный правитель бережно положил яшму в шкатулку и убрал ее в карман своего одеяния.

– Так и быть, я сохраню тебе жизнь, но за свое преступление ты будешь три года слугой у моего дракона. Генерал Пак и свита могут вернуться домой. Их проводит мой посланник. Сохрани у себя веер Юн Гю и гляди на него каждый раз, когда в изгнании будешь тосковать по своим родным и друзьям. Это утешит тебя. Ступай теперь на дно морское.

– Благодарю за то, что сохранили мне жизнь.

Государь попрощался со своими подданными и генералом Паком. Он попросил генерала в его отсутствие помогать во всем королеве и принцам. После этого царь спустился в морскую пучину.

Каждый день он служил дракону, убирая остатки его пиршеств, и каждый вечер пил с ним чай в плавучей беседке в открытом море. Каждый день дракон менял свой окрас: то он был белый, то пурпурный, то черный как ночное небо.

Государь едва выносил встречи со своим врагом. Каждый вечер царь вздыхал, сжимал в руках веер с хянга и ждал дракона в беседке. Тысячи раз он думал о том, как убить дракона. Тысячи раз перечитывал послание друга, скучая по родным и близким, и каждый раз отказывался от своего плана.

Прошло три года. Он пил чай в беседке с драконом последний вечер. Внезапно поднялся тайфун. Ветер столкнул и царя, и дракона в море. Вихрь и волны подняли острые обломки разрушенной беседки и обрушили их прямо на грудь дракона. Тогда царь обнял и заслонил собой дракона, приняв весь удар на себя. Белый дракон тут же схватил его и взмыл в небо. Государь потерял сознание. Очнувшись, он увидел, что лежит на мягкой перине в царских покоях Небесного дворца. К нему вошел Небесный правитель и заговорил с ним:

– Ты поступил благородно и спас дракона. Выгляни в окно.

Государь выглянул в окно и замер от удивления. В небе свободно парили три дракона: черный, пурпурный и белый. Когда Небесный правитель произнес заклинание и написал в воздухе письмена, черный дракон обернулся в хварана Юн Гю, а пурпурный – в принца Кен Хуна. Они были прекраснее, чем прежде. Через несколько минут и принц, и хваран, полные сил предстали перед государем. Царь не мог поверить своим глазам.

Тут заговорил белый дракон, парящий в небе:

– Небесный правитель – мой младший брат. Однажды я испил из Ручья Вселенских Слез, не зная, что вода в нем – это слезы людских обид и страданий, ненависти и зла. После этого я сильно ослаб. Мне было предсказано, что морской тайфун убьет меня, и только царь с земли может спасти меня, если откажется от своей ненависти. Теперь это пророчество сбылось.

Дракон замолчал. А небесный правитель продолжил рассказывать:

– Мы наслали болезнь на царскую семью, и семнадцать лет назад хваран Юн Гю навестил меня, со слезами умоляя спасти царя и царицу с земли. Ради того, чтобы спасти тебя, твою жену и государство, он превратился в черного дракона мести, а принц Кен Хун, отыскавший пурпурную яшму, обратился в пурпурного дракона любви. Каждый вечер ты встречал кого-то из них. Если бы ты решился убить дракона, то мог бы убить не только белого дракона, но и своего друга или сына. Однако ты победил свою ненависть, спас моего старшего брата и выполнил свое предназначение. Мы благодарим тебя и щедро вознаградим тебя и твое государство. Отныне твой друг Хваран Юн Гю обретет бессмертие и всегда будет рядом с тобой, защищая страну, твой сын может взять себе в жены принцессу Сон Пек Ок, которая принесет ему и всей стране счастье и большую удачу. Она – дочь белого дракона и моя дорогая племянница. А белый дракон станет служить тебе при дворе как главный министр – хваран Ха Ян Нун. Он храбр и мудр, так что непременно приведет твое государство к миру и процветанию.

Через несколько дней, когда царь поправился и вернулся домой вместе со своим другом, сыном, принцессой и белым драконом – хвараном Ха Ян Нуном, сыграли пышную свадьбу принца Кен Хуна и принцессы Сон Пек Ок.

Nayoung Wooh_006-m

Категория: Культура, Новости, Образование, Общество, Россия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

корейский интернет магазин
корейская косметика