корейская волна Халлю новости индустрии развлечений к поп
медицинский туризм в корее
Сержант Виктор Королев неизвестный герой войны в Корее

В РСМД представили совместную российско-южнокорейскую рабочую тетрадь

| 8 сентября 2015 | Комментариев нет

russiancouncil.ru – 7 сентября 2015 г. в Российском совете по международным делам (РСМД) состоялась презентация совместной российско-южнокорейской рабочей тетради «Безопасность и сотрудничество в Северо-Восточной Азии». Авторами выступили Чрезвычайный и Полномочный Посол России Глеб Ивашенцов и директор Института российских, восточноевропейских и евразийских исследований Сеульского национального университета Беом Шик Шин.

В мероприятии приняли участие дипломаты, представители министерств и ведомств, экспертного сообщества и академических кругов, журналисты.

Встречу открыли генеральный директор РСМД Андрей Кортунов и Посол по особым поручениям МИД России Григорий Логвинов.

Член РСМД, Посол Глеб Ивашенцов и профессор Беом Шик Шин представили итоги совместной работы. Основное внимание в публикации авторы сосредоточили на вызовах и угрозах безопасности в регионе, ядерной проблеме Корейского полуострова, необходимости формирования взаимного доверия между государствами и перспективах развития диалога стран Северо-Восточной Азии по вопросам энергетики, мирного использования атомной энергии, транспорта, продовольствия и международной информационной безопасности.

В продолжение презентации рабочей тетради авторы и эксперты приняли участие в дискуссии. Модератором выступил заместитель программного директора РСМД Тимур Махмутов. В качестве ключевых вопросов для обсуждения были обозначены такие, как территориальные споры в Северо-Восточной Азии и их роль в отношениях России и Республики Корея, необходимость формирования в регионе сети многосторонних партнерств для развития диалога государств, цели и задачи формирования архитектуры региональной безопасности.

Подводя итоги встречи, Глеб Ивашенцов отметил: «Россия смотрит на Республику Корея как на партнёра. Наше стратегическое сотрудничество – это не только двусторонние вопросы. Москва и Сеул должны работать совместно в решении региональных и глобальных вопросов безопасности, потому что страны мира сегодня взаимосвязаны более, чем когда-либо. Решение серьезных задач необходимо начинать с малого». Он также предложил рассматривать совместный доклад как первый этап в сотрудничестве экспертов из России и Республики Корея.

Профессор Беом Шик Шин в своем завершающем выступлении подчеркнул высокий интерес к обстановке в Северо-Восточной Азии со стороны российского экспертного сообщества: «Сегодня уровень интереса к происходящему в регионе заметно вырос по сравнению с 1990-ми гг. Я вижу энтузиазм исследователей и заинтересованность в происходящем. Нам следует продолжить обсуждение перспектив развития Северо-Восточной Азии и дальше укреплять наше стратегическое взаимодействие. Совместный документ экспертов Республики Корея и России – первый шаг на этом пути».

Выступление Посла по особым поручениям МИД России Григория Логвинова

013

Прежде всего, хочу отметить, что предлагаемый нашему вниманию доклад «Безопасность и сотрудничество в Северо-Восточной Азии» выходит в свет очень своевременно. Острые кризисные «всплески» на Корейском полуострове, имевшие место в начале-середине августа, внятно напомнили нам, сколь актуальной является задача укрепления мира и безопасности в субрегионе.

Российская Федерация проводит многоуровневую и многовекторную внешнюю политику, в рамках которой Северо-Восточной Азии отводится важное и всевозрастающее значение. В субрегионе теснейшим образом взаимосвязаны внешние и внутренние интересы России. Буквально на днях, выступая на Восточном экономическом форуме, Президент России В.В. Путин четко обозначил приоритет экономического подъема районов Сибири и Дальнего Востока, императивным условием чего является отсутствие внешних угроз. Путь к этому – развитие тесного политического и экономического взаимодействия с нашими соседями.

Северо-Восточная Азия представляет собой весьма специфический, в чем-то даже уникальный район мира. Фактически, на сегодня он остается своего рода заповедником, реликтом конфронтационного мироустройства времен «холодной войны».

Нельзя не видеть, что основное дестабилизирующие импульсы в регионе генерируется преимущественно на политико-идеологическом «водоразделе», какими бы словами этот факт не маскировался. Называя вещи своими именами, сложившийся в одной из стран субрегиона общественно-политический уклад не «вписывается» в современное мироустройство практически ни по одному измерению – ни политическому, ни военному, ни финансово-экономическому.

В СВА набирают силу сложные тенденции. Их можно условно разделить на две группы.

Первая – процессы, развивающиеся в регионе под маркой «ответа на северокорейскую угрозу»:

— наращивание ракетного потенциала РК, которая получила право на ракетные системы, «покрывающие» не только всю территорию КНДР, но и «достающие» территорию России и Китая.

— перспектива размещения в РК американских комплексов ПРО THAAD. Как известно, используемые этими системами X-band радары позволяют отслеживать цели на дистанции порядка 2 тыс. км, поэтому они способны «захватывать» как значительную часть как российской, так и китайской территории. Кроме того, высота, на которой осуществляется перехват с помощью данных комплексов (40-150 км), существенно превышает «пологую» траекторию, по которой запускаются северокорейские ракеты, способные поразить цели на территории РК.

То, что мы слышим со стороны Вашингтона и Сеула, сводится к «успокоительным» заверениям того плана, что «на данный момент» решение не принято и переговоры не ведутся. Иными словами, сегодня, мол, не беспокойтесь, а о дне завтрашнем не думайте. Логика, мягко говоря, странная. Естественно, мы ее не приемлем. Встает вопрос, кто является реальной «мишенью» установок THAAD?
— обозначилось движение в сторону создания интегрированной системы ПРО РК, США и Японии. По имеющимся экспертным оценкам, по своим техническим параметрам и географической зоне охвата данная система ПРО будет заметно превосходить уровень, необходимый для «сдерживания КНДР».

Как видится, все это – «звенья одной цепи», суть которой заключается в том, что под видом обеспечения своей безопасности и безопасности союзников – РК и Японии – перед лицом «угрозы» со стороны ракетно-ядерных программ КНДР США форсированными темпами формируют в СВА мощный ударный кулак, который по своим боевым возможностям далеко выходит за уровень, необходимый для нейтрализации реального, а не выдуманного военного потенциала КНДР, и чьей подлинной целью являются Россия и Китай.

Очевидно, что мы не можем «смотреть сквозь пальцы» на подобные действия. В то же время, у нас есть общее понимание недопустимости скатывания в военно-политическую конфронтацию с США и их союзниками, втягивания России и Китая в гонку вооружений в СВА.

Вторая группа негативных факторов связана с ракетно-ядерными программами КНДР.

На сегодня становится все более очевидным тот печальный факт, что перевести в практическую плоскость урегулирование ЯПКП едва ли удастся в обозримом будущем. Соответственно, КНДР на неопределенную перспективу будет оставаться генератором напряженности на Корейском полуострове и вокруг него.

Отмечу, что мы не рассматриваем ракетные и ядерные программы КНДР как прямую военную угрозу России. Российские озабоченности в этом контексте можно условно сгруппировать в три следующих «среза»:

— глобальный, связанный с обеспечением стабильности режима ядерного нераспространения, учитывая, что Россия – один из архитекторов этого режима и одно из государств-депозитариев ДНЯО. Особо хотелось бы подчеркнуть, что провал в урегулировании ЯПКП практически неизбежно породит «цепную реакцию» нуклеаризации в СВА. Этот процесс вполне может приобрести неуправляемый характер и выйти на реально глобальный уровень;

— региональный, имея в виду, что действия КНДР на ракетно-ядерном треке негативно сказываются на военно-политической обстановке в СВА, прежде всего, активно используются известными государствами с целью слома в свою пользу военного баланса в регионе, то есть то, что отмечалось выше.

— «двусторонний», связанный с тем, что ракетно-ядерные планы КНДР неизбежно накладывают жесткие ограничения на развитие российско-северокорейских отношений. Отнесу сюда и экологический аспект, учитывая, что северокорейский ядерный полигон Пхунгери находится приблизительно всего в 150 км от российской границы.

Нельзя не видеть, что за прошедшие годы ситуация в сфере ЯПКП претерпела принципиальные изменения.

Первое. Из государства, грозившего начать производство ядерного оружия, КНДР превратилась в государство, пусть и не признанное де-юре, но, тем не менее, де-факто располагающее каким-то количеством ядерных взрывных устройств. Ее самопровозглашенный ядерный статус закреплен в Конституции, а создание собственного ядерного потенциала сдерживания официально оформлено в качестве государственной политики.

Предвосхищая возможные замечания, подчеркну, что такая постановка вопроса ни в коем случае не означает признания де-факто ядерного статуса КНДР. Это – точный слепок денуклеаризации ЮАР: когда Претория созналась в наличии у нее ядерного оружия, никто же не объявил о признании ее ядерного статуса. Они сами ликвидировали весь свой ядерный потенциал, а международная верификация это подтвердила.

Второе. В основе «ядерного выбора» КНДР лежат реальные опасения за выживание страны. Не устранив эти опасения, мы не сдвинем с «мертвой точки» процесс денуклеаризации Корейского полуострова.

Подчеркну: сказанное ни в коем случае нельзя интерпретировать как нашу готовность оправдать ядерные амбиции Пхеньяна – мы хотим поставить максимально адекватный диагноз, без чего невозможно назначить и провести правильное лечение, которое устранит само заболевание, на не просто приглушит на время его симптомы.

Третье. Пхеньян никогда не потерпит никакого ущемления его суверенных прав на мирный атом и мирный космос, и уже тем более, если такими правами вовсю пользуется РК.

Кто в здравом уме поверит, что северяне согласятся отказаться от строительства атомных электростанций, тогда как на Юге их более 20?

Четвертое. События последних нескольких лет в мире окончательно подорвали и без того микроскопическое доверие Пхеньяна к возможности адекватно обеспечить безопасность страны в рамках международно-правовых механизмов, укрепили его уверенность в том, что только ядерное оружие дает ему возможность спокойно смотреть в будущее. Это служит дополнительным подтверждением того, что никакими посулами, не подкрепленными практическими действиями, северян «не сдвинуть».

Убеждены, что урегулирование ядерной проблемы Корейского полуострова неотделимо от оздоровления обстановки в СВА в целом, последовательного демонтажа сохраняющихся в регионе конфронтационных разделительных линий. Необходимо постепенно конструировать систему региональных связей, строящихся на уважении и учете законных интересов и озабоченностей в сфере безопасности каждого государства и на этой основе формировать общий знаменатель для выстраивания архитектуры мира и сотрудничества в СВА. Данный процесс должен быть многосторонним и взаимным, ориентирован на долгую стратегическую перспективу.

С учетом вышесказанного полагаем, что в подходе к решению проблем СВА полезно использовать опыт разрядки международной напряженности конца 70-х гг. прошлого века, того, что вошло в историю под названием «хельсинкского процесса». Если взглянуть на содержание ключевых документов того времени – Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г., Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г., Манильскую Декларацию о мирном разрешении международных споров 1982 г. и др., то нетрудно заметить, что многие их положения в полном объеме сохраняют свою актуальность в контексте нынешней обстановки вокруг Корейского полуострова.

Особо хочу отметить, что договоренность укреплять взаимодействие в сфере региональной безопасности в СВА зафиксирована в Совместном заявлении, принятом по итогам визита Президента России В.В.Путина в РК в ноябре 2013 г. Подходы наших стран в этой области носят взаимодополняющий характер, что создает прочный общий знаменатель для сотрудничества в делах региона. Имею в виду «Инициативу мира и сотрудничества для СВА» Президента Пак Кын Хе и российские наработки по многосторонним механизмам мира в рамках шестисторонних переговоров.

Уверен, что подготовленный российскими и южнокорейскими экспертами доклад «Безопасность и сотрудничество в Северо-Восточной Азии», для презентации которого мы сегодня здесь собрались, явится важным шагом в этом направлении.

Спасибо за внимание.

072

031

047
046

Категория: Новости, Образование, Общество, Россия, Южная Корея

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

корейский интернет магазин
корейская косметика