Паракорд-проект АртАгрессор браслеты из паракорда
браслеты из паракорда плетение на заказ
Сержант Виктор Королев неизвестный герой войны в Корее

По принципу Инь-Янь

| 11 апреля 2019 | Комментариев нет

Gudok.ru / Волжская магистраль – Сотрудничество с иностранными железнодорожными компаниями помогает мыслить шире
В рамках молодёжной международной программы молодые и перспективные специалисты ОАО «РЖД» посетили Южную Корею. На стажировку для изучения опыта работы железных дорог за рубежом по вопросам стратегического развития компании и современных систем управления отправился и представитель Горьковской железной дороги. Мы побеседовали с ним о культурных и профессиональных открытиях, сделанных им за время поездки.
Андрей Алмазов, первый заместитель начальника Казанского РЦС

– Какое впечатление произвёл на вас Сеул и местные жители?

– Сеул – бизнес-центр, который 24 часа в сутки в движении. Из-за чисто американского построения среды столица Южной Кореи напоминает Манхэттен. Днём на улицах практически не видно людей, все находятся в офисах. Это настоящее «государство-фабрика». В самом городе исторических объектов очень мало, как и туристов.
Что касается общения с местными жителями, то, конечно, для нас это были, в первую очередь, сотрудники корейских железных дорог (Korail). Мы довольно хорошо понимали друг друга. Республика Корея некоторое время находилась под оккупацией США, поэтому влияние американской культуры здесь ощущается. Молодые люди свободно говорят друг другу неформальное «Привет» и здороваются за руку. Да, традиционное приветствие – лёгкий поклон, редко сопровождающийся рукопожатием. Во время поклона обязательным считается взгляд глаза в глаза, а дополнительным знаком уважения может служить поддержание левой рукой запястья правой. Тот, кто помладше, должен здороваться первым и кланяться ниже. Но у меня сложилось впечатление, что молодёжь постепенно отходит от этого. Ещё отмечу, что корейцы трудолюбивые, они практически живут на работе, оставаясь в офисе по 10–12 часов. При этом переработки здесь высоко оплачиваются.

– Первая ли это зарубежная стажировка в вашей карьере? Насколько сложно было общаться и учиться в условиях другой страны?

– Я уже побывал на стажировке в компании Deutsche Bahn. В Германии в программе нашего пребывания один день был посвящён встрече с русскоязычным профессором, который объяснил межкультурную разницу немцев и русских. Это было сделано для того, чтобы нам было проще понять коллег из DB. В Южной Корее нас не готовили к общению с корейцами, но с нами был переводчик. Он много говорил о местных традициях. В целом я не ощутил большого межкультурного разрыва. Наша делегация состояла из 20 человек, в требованиях к кандидатам знания английского языка не было. На стажировку попали финалисты конкурса «Новое звено», программы «Лидеры перемен», высокопотенциальные молодые руководители и другие. Кто владел английским, мог напрямую общаться с зарубежными коллегами. Однако зачастую английский язык корейцев очень трудно понять, так как характер их мышления нередко вступает в противоречие с языковыми оборотами других народов.

– Расскажите о самых впечатляющих культурных открытиях, которые вы сделали для себя за время стажировки.

– В первую очередь, культ еды. Принятию пищи в Южной Корее уделяется огромное внимание. К примеру, когда мы здороваемся, то спрашиваем: «Как дела?», а корейцы – «Поел ли ты?». Дело в том, что почти весь прошлый век корейский народ жил в голоде, холоде и разрухе. То есть люди считают очень важным, чтобы человек был сыт, ведь сытый всегда счастлив и здоров. Традиционная корейская кухня тесно связана с буддизмом. Блюда делятся на зелёный, белый, красный, чёрный и жёлтый цвета, представляющие пять основных элементов принципа Инь-Янь: дерево, металл, огонь, вода и земля. Ещё один интересный момент – это длительность приёма пищи, то есть обед может растянуться на полтора часа и больше. А ещё – разнообразие блюд. В первый день мы ужинали в ресторанчике, индивидуальной подачи не было, сервировка общая. За ужин сменилось до 20 блюд! В основном это были овощи, морепродукты и немного мяса. Интересно, что порции очень маленькие.

– А какие профессиональные находки?

– Корпоративные отношения. Подход к труду у корейцев довольно сильно отличается от европейского. Они много работают. Существует жёсткая иерархия внутри компании, и, если ты начальник, то твои решения не обсуждаются. Мне понравилась большая заинтересованность в достижении определённого результата у каждого из сотрудников Korail. Их стратегическая цель сегодня построить высокоскоростную магистраль от Кореи до Европы. И в этом лично заинтересовано не только руководство компании, а любой механик. Один из работников корейских железных дорог в разговоре признался, что его мечта – доехать из Сеула до Парижа на скоростном поезде. Чувство команды и приверженность компании впечатляют.

К сожалению, из-за неприятного инцидента со сходом высокоскоростного поезда, который произошёл накануне приезда нашей делегации, многое не смогли посмотреть. Мы побывали в Центре управления движением, где нам показали рабочие места и в нескольких словах объяснили, как это всё работает. В ОАО «РЖД» у связистов, путейцев, эсцебистов есть свой диспетчерский персонал. В Korail – нет. Поездной диспетчер работает напрямую с эксплуатационными подразделениями. Если нужно провести окно с отключением, подают заявку, и диспетчер, исходя из графика движения поездов, принимает решение. А дальше он взаимодействует с эксплуатационной бригадой. При этом чаще всего окна там проводятся ночью, поскольку в это время движения практически нет.

В корейском Центре управления движением выстроена интересная кадровая иерархия. В первых рядах рабочих мест сидит поездной диспетчер, за его спиной – старший поездной диспетчер, затем – старший над старшим и, наконец, главный руководитель дежурными по смене. У нас поездной диспетчер – загруженный работой специалист.
В Корее же он нужен тогда, когда произошло что-то неординарное. Всё остальное управляется автоматикой.

– Темой стажировки было стратегическое развитие компании и современные системы управления. О чём вам рассказали в Южной Корее?

– Сегодня у них активно развивается высокоскоростное движение. Начало было положено ещё в 90-е. Тогда были закуплены французские поезда TGV – Alstom. А в 2004 году корейцы разработали свой первый скоростной поезд KTX. В целом сегодня они уходят от европейских разработок к собственным. Samsung производит скоростные стрелочные переводы, системы СЦБ. С 2003 года Korail был сделан большой шаг вперёд. Серьёзным толчком к развитию высокоскоростного движения в Южной Корее стали зимние Олимпийские игры. Сегодня здесь разрабатывают новый поезд KTX. Его проектная скорость – 430 км/ч, вместимость – порядка 450 человек. Это полностью новый подвижной состав, сделанный из алюминия и карбонового материала. Как я уже упоминал, стратегическая цель компании – запустить скоростное движение через Россию в Европу.

– Если сравнивать ОАО «РЖД» и корейские железные дороги, то где система управления налажена лучше и почему?

– Сравнивать ОАО «РЖД» с Korail сложно, поскольку корейские железные дороги осуществляют преимущественно пассажирские перевозки. В России приоритет отдан грузовым перевозкам, которые и приносят основной доход.

Сомневаюсь, что мы можем перенять опыт наших корейских коллег в сфере управления персоналом или управления перевозками. Я считаю, в этом вопросе компания «РЖД» ушла далеко вперёд.
В России приходится увязывать на одной ветке грузовое и пассажирское движение, где скорости отличаются в два раза. Корейцы не сталкиваются с такими проблемами. Их грузовые перевозки – это вывоз контейнеров из портовых городов. Транзита нет. Контейнерный терминал отличается от того, что я видел в Гамбурге, где операции по погрузке и разгрузке полностью автоматизированы и осуществляются без участия человека. В Южной Корее потребности в сложных системах не имеется, потому что грузовые объёмы в разы меньше.

– А как у них обстоит дело с цифровыми технологиями, которые сегодня активно внедряются по всему миру?

– Отлично. Связь в Korail построена на стандарте GSM-R. Мы же только начинаем на него переходить. Контроль схода подвижного состава, нагрева букс – всё это полностью работает на цифре. У них очень много разработано систем, которые контролируют состояние земляного полотна: датчики землетрясения, скорости ветра, подвижки снежного покрова и прочее. Все эти данные выводятся на рабочее место поездного диспетчера. Получая информацию с датчиков, он самостоятельно принимает решение. В ОАО «РЖД» пока ещё мало что переведено на цифровую систему управления.

– Удалось ли узнать что-то новое в области связи?

– Как и в Германии, структура связи там в аутсорсинге. На обслуживании внутри национального железнодорожного оператора осталась только транспортная сеть связи. Всё остальное, включая устройства радиосвязи на стандарте GSM, передано на аутсорсинг. Думаю, и нас ждут подобные изменения в ближайшем будущем.

Что касается технологий, то сеть передачи данных построена, как и у нас, на оборудовании SDH/DWDM. Но в Korail иное понятие о резервировании каналов передачи данных. Резерв – это организация каналов от станции «А» на станцию «Б». В ОАО «РЖД» требуется резервирование с использованием пространственно разнесённых колец. При сходе подвижного состава организуется быстрое устранение причин практически без перерыва в движении. Поезда пропускают по-другому пути, в обход. Здесь же в случае ЧП полностью останавливается движение до устранения и выявления всех причин.

Я удивился, что корейцы до сих пор используют не только цифровую связь, но и аналоговую. Когда мы были в центре подготовки кадров в городе Ыйван, на учебном стенде видели рабочую аналоговую радиостанцию УКВ-диапазона.

– Насколько полезной оказалась эта поездка?

– Для меня стажировка стала возможностью расширить свой кругозор, обрести полезные деловые контакты и узнать много нового. Ещё раз подчеркну: мне понравилось то, как персонал Korail заинтересован в достижении поставленной цели. Чувствуется, что наши зарубежные коллеги работают единой командой, а значит, несомненно, придут к своей цели. Что касается получения опыта, когда мы начнём строить ВСМ, станет понятно, стоит ли обращаться к наработкам Korail. Но по темпу развития высокоскоростного движения хотелось бы, чтобы ОАО «РЖД» приблизилось к успеху корейских железных дорог.

Беседовала Алёна Зудина
12.02.2019

SDC19059

Категория: Новости, Общество, Россия, Экономика, Южная Корея

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

корейский интернет магазин
корейская косметика