Паракорд-проект АртАгрессор браслеты из паракорда
браслеты из паракорда плетение на заказ
Сержант Виктор Королев неизвестный герой войны в Корее

Советские военные советники в КНДР

| 21 марта 2011 | Комментариев нет

 

Без советских военных советников корейское правительство не смогло бы создать боеспособную армию, не смогло бы тем более вести длительную войну. Для создания армии требовался, прежде всего, ее костяк – офицерской состав, которым КНДР не располагала.

В армию была привлечена наиболее прогрессивная, патриотическая часть офицерского состава из числа окончивших японские и гоминьдановские школы. Однако не все они имели достаточную теоретическую подготовку, чтобы создавать новую армию, чтобы руководить боевыми действиями. Эти офицеры нуждались в советниках. И не менее важно: Ким Ир Сен не доверял им.

 

Ким Ир-Сен и его личный советник подполковник Григорий Меклер

Ким Ир-Сен и его личный советник подполковник Григорий Меклер

В процессе строительства Корейской Народной Армии правительство в основном опиралось на закаленные кадры партизанских отрядов, которые сражались до Второй мировой войны и во время войны с японцами, как на территории Кореи, так и Китая (Маньчжурии).

Однако у боевых командиров не было опыта по созданию регулярной армии, а войну надо было готовить в ограниченные сроки.

Необходимость быстрого создания и подготовки КНА поставили правительство КНДР перед необходимостью просить правительство Советского Союза о создании аппарата советских военных советников.

Многие военные руководители не имели военного образования.

Вот как характеризовали советские военные советники должностных лиц КНА:

– Министр национальной бороны Цой-Ен-Ген: «В военном отношении подготовлен слабо. Над повышение своих военных знаний работает мало».

– Начальник Генерального штаба Канн-Ген: «В военном отношении в объеме занимаемой должности подготовлен слабо».

Самостоятельная, без советников ноша по руководству вооруженными силами им, конечно, была не по плечу.

Что касается среднего и младшего офицерского состава, то уровень военной подготовки также был низким, что требовало кропотливой работы советских военных советников. Средний и младший офицерский состав, выросший из рядового состава, в большинстве своем окончил одногодичную офицерскую школу при министерстве национальной обороны. В годы войны корейские генералы и офицеры с помощью советников научились управлять войсками, многие из них окончили военные школы и различные военные курсы.

Военные советники особенно нужны были для Корейского флота. В январе 1950 г. генерал-полковник Штыков Т.Ф. писал Министру Вооруженных Сил СССР Маршалу Советского Союза Василевскому А.М.:«Без военных советников флот КНДР обойтись не может, так как укомплектован неподготовленными в военно-морских вопросах специалистами, не имеющими навыков и опыта в тактических вопросах и имеющих малый опыт в проведении боевой подготовки».

Введение военных советников диктовал также идеологический фактор.

Для ведения войны офицеров и солдаты должны быть преданными правительству, высшему военному руководству: считать справедливым свое участие в войне; обладать высокими морально-политическими и психологическими качествами, быть дисциплинированными.

Чтобы иметь таких офицеров и солдат, корейской армии нужны были специальные офицеры, которые бы их воспитывали. Советская Армия имели таких офицеров с начала ее создания. Это были офицеры – политические работники. Используя советский опыт, политические работники были введены в КНА. Но они не имели опыта, соответствующей подготовки. Поэтому они нуждались в советниках.

Одновременно с началом создания КНА создавался институт советских военных советников. В 1946-1947 гг. военные советники прибывали в Северную Корею из 25-ой армии и Приморского военного округа. Распоряжением маршала Булганина из состава Приморского военного округа было выделено в Корею 3 генерала и 343 офицера в качестве военных советников. Военных советников до 1948 года было около 470 человек.

На 1 января 1950 г. штат в Корее составлял 239 советников и обслуживающего персонала, в том числе: военных советников – 214, обслуживающего персонала – 25 человек.

В своих воспоминаниях бывший советский лидер Никита Хрущев критиковал Сталина за то, что он отозвал советских военных советников, которые были прикомандированы к дивизиям и полкам, «также как и всех советников, выполнявших роль консультантов и помогавших укреплению армии». Однако Хрущев ошибался.

Дело в том, что во время войны советники не отзывались из КНА. С началом войны советники были отозваны из дивизий и полков и находились они в центральном аппарате КНА. Сталин всячески скрывал от мировой общественности советское участие в Корейской войне. Он боялся, что кто-нибудь из советских советников попадет в плен – и все будут знать, что Советский Союз, создавший миф о своем миролюбии, участвует в войне.

Первым Главным военным советником в годы создания КНА был генерал-майор Смирнов Иван Иванович, который в 1946 году закончил ускоренный курс Академии Генерального штаба.

 

Посол СССР в Пхеньяне Штыков Т.Ф.

Посол СССР в Пхеньяне Штыков Т.Ф.

18 апреля 1949 года советскому послу в КНДР Штыкову Т.Ф. была направлена из Москвы телеграмма, в которой сообщалось, что на него возложена обязанность Главного военного советника в КНА.

Терентий Фомич Штыков с 1938 г. был вторым секретарем Ленинградского обкома партии, во время советско-финляндской войны 1939-40 гг. одновременно был членом Военного совета 7-й армии. В Великую Отечественную войну был членом Военного совета Ленинградского и Карельского фронтов. В период советско-японской войны 1945 г. Штыков был членом Военного совета 1-го Дальневосточного фронта.

С 1948 по 1950 г. Штыков был послом Советского Союза в КНДР. После разгрома северокорейских войск осенью 1950 г. Штыков, который, как посол, не обеспечил реализацию задуманной авантюры, был отозван в Москву.

У победы много отцов, а поражение – круглая сирота. Так произошло со Штыковым. Конечно, он во многом виноват. Но посмотрим глубже. Сталин искал не виновников поражения, а козлов отпущения. В авантюре, в поражении виноват прежде всего Сталин, а не Штыков.

Главным военным советником в КНА был пятидесятилетний генерал-лейтенант Васильев Николай Алексеевич, в 1949 г. окончил Высшие академические курсы при Военной академии Генерального штаба. Участник Великой Отечественной войны с июня 1941 г. В сентябре 1943 г. генерал-майор Васильев командовал 24-м стрелковым корпусом 7-й гвардейской армии Степного фронта. Корпус первым в армии в сентябре 1943 г. с ходу формировал реку Днепр, захватил и прочно удерживал плацдарм, успешно отбив контратаки фашистов. 26 октября ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Порядок подбора и оформления военных советников, инструкторов и других должностных лиц определялся специальной Инструкцией ЦК КПСС, утвержденной лично Сталиным.

Генеральный штаб изучал людей, посланных в Корею по материалам Главного военного советника, по очередным аттестациям и характеристикам, а также путем выезда в Корею работников Генштаба. Генеральный штаб был обязан представлять на всех лиц, убывавших за границу, полугодовой и годовой отчеты в ЦК ВКП(б) и Комиссию по выездам за границу при ЦК ВКП(б).

В мае 1950 г., когда уже было принято решение о начале войны в Корее и когда срочно требовалось укомплектовать штат военных советников, Сталин разрешил посылать советников «упрощенным порядком».

Однако уровень профессиональной подготовки некоторых главных и старших военных советников был ниже необходимого, он не соответствовал масштабам войны.

Н.С. Хрущев, вспоминая Корейскую войну, обвинил Сталина в том, что он не оказал более эффективную помощь КНДР.

Во-первых, он предлагал Сталину отправить в Корею маршала Малиновского, который командовал советскими войсками на Дальнем Востоке. Хрущев был прав. Конечно, чтобы успешно вести войну в КНДР, надо было послать в качестве советников видных советских полководцев (Малиновский, Мерецков, Соколовский, Конев), опытных руководителей штабов (Захаров, Маландин, Курасов, Пуркаев).

В самом деле, посол СССР в КНДР, главный военный советник Штыков, бывший второй секретарь Ленинградского обкома КПСС, не был профессиональным военным, плохо знал военное дело. Он не мог со знанием дела участвовать в планировании операций, не мог дать Ким Ир Сену квалифицированных советов в сложных условиях.

Хрущев полагал, что воли бы Сталин оказал КНДР помощь квалифицированными кадрами, она бы одержала победу в войне.

Я убежден, что Сталин и его окружение обсуждали вопрос о посылке в Корею более видных советских военачальников. Но Сталин отклонял эти предложения. Он боялся, во-первых, что об этом узнают американцы; во-вторых, если бы в Корее были военачальники типа маршала Конева, то Сталину было бы труднее сдержать расширение масштабов войны и более широкого участия в войне Советского Союза.

Боевая мощь КНА не могла быть высокой без высокого уровня военно-профессиональной подготовки младших офицеров, сержантов и солдат. Поэтому военные советники уделяли постоянной внимание их подготовке, а также подготовке пехотинцев, летчиков, танкистов, артиллеристов, специалистов инженерных войск и войск связи. Боевая подготовка проводилась как в мирное, так и военное время.

Боевая подготовка КНА с самого своего зарождения осуществлялась на основе уставов и наставлений Советской Армии

Основная задача в подготовке сержантов и солдат состояла в том, чтобы научить их умелому действию в различных видах боя. Поэтому учеба с ними проводилась в полевых условиях и приближенно к боевой действительности. Особое внимание уделялось выработке выносливости, смелости, находчивости и решительности.

Помощь советников на фронтах войны.

Военные советники внесли большой вклад в выработку организационной структуры всех родов войск и специальных служб; в формирование и подготовку частей и соединений; в боевое применение танков, авиации, артиллерии, инженерных войск и войск связи.

Руководство КНА и советские военные советники понимали, что для присоединения Южной Кореи необходимо иметь бронетанковые и механизированные войска в виде танковых и механизированных бригад танковых и мотоциклетных полков. С этой целью еще до вывода советских войск из Кореи при 10-й механизированной дивизии Советской Армии (г. Цхеньян) были созданы трехмесячные курсы по подготовке офицеров-танкистов, командиров танков, механиков-водителей, командиров орудия и заряжающих.

 

Лучший ас Второй Мировой Кожедуб И.Н. и Захаров Г.Н., заместитель главного военного советника по авиации при командующем ВВС КНР. Китай, лето 1951г.

Лучший ас Второй Мировой Кожедуб И.Н. и Захаров Г.Н., заместитель главного военного советника по авиации при командующем ВВС КНР. Китай, лето 1951г.

Исключительно большую роль сыграли военные советники в создании и боевом использовании ВВС КНА. С помощью военных советников к началу войны в КНА была создана одна смешанная авиационная дивизия.

По приказу Главнокомандующего КНА 15 ноября 1950 г. в городе Янцзы с помощью военных советников и специалистов было создано летно-техническое училище, где обучалось 1180 курсантов летчиков и 1200 человек технического состава разных специальностей.

В конце 1951 г. корейское руководство решило создать вторую истребительную дивизию. Поэтому оно просило подготовить летчиков для МИГ-15 на территории Советского Союза или Китая.

Военные советники выработали рекомендации и по применению зенитной артиллерии.

Военные советники внесли большой вклад в создание инженерных войск,

организацию снабжения личного состава продовольствием и обмундированием, конского состава фуражом и кормами.

Советские военные советники помогали корейским генералам и офицерам в выработке штатной структуры соединений и частей, в проведении мероприятий по мобилизации.

Большую помощь оказали советские военные медики и советники при медицинских учреждениях: по передислокации госпиталей и созданию новых госпитальных баз; в оперативной и специальной подготовке медицинского персонала; в проведении сборов руководящего состава медицинской службы; в проведении командно0штабных учений; в составлении шести инструкций; выездом в лечебные учреждения.

Во всех армиях, где были советники из других государств, стояла проблема взаимоотношения советников и «подсоветных». Порой острой была она и в КНА.

Советские военные советники часто подменяли подсоветных, брали инициативу совестной работы в свои руки, особенно в сложных ситуациях, в частности, когда войска неси большие потери, когда корейские офицеры во время войны находились на учебе на различных курсах. Нередко советники сами все делали за подсоветных, что приводило к ненужной опеке, связывало инициативу. Однако в условиях дефицита времени только такие действия порой могли предотвратить катастрофу.

Активный метод работы советников предполагал два вида советов – «совет сверху» и «совет снизу».

Совет сверху – это совет при решении крупных вопросов проблемного характера или вопросов, выходящих за рамки данной части или управления (строительство вооруженных сил, планирование операций и т. д.).

На взаимоотношения советников с подсоветными Москва обращала большое внимание. От военных советников требовалось, чтобы они в своих характеристиках указывали, как подсоветные относятся к требованиям и рекомендациям своих советников. Вот как это выглядело в характеристиках Главного военного советника и старших военных советников.

– Министр национальной обороны Цой-Ен-Ген: «Все предложения советников выполняет безоговорочно».

– Начальник Генерального штаба Канн-Ген: «Имеет тенденцию к игнорированию некоторых предложений советников».

– Начальник разведывательного отдела Генерального штаба Цой Ван: «Внимательно прислушивается к советам и незамедлительно проводит их в жизнь».

Сразу после окончания войны военные советники продолжали вести работу со своими подсоветными и их органами путем оказания помощи в повышении их теоретических знаний, в области ведения боевых действий, в руководстве боевой подготовкой.

Юрий Киршин, доктор философских наук, профессор, генерал-майор (в отставке)

источник: журнал UPF сегодня (февраль 2010)

Категория: История, Китай, Корейская война, Политика, Россия, Северная Корея

Добавить комментарий

корейский интернет магазин
корейская косметика